Slideshow Image 1
Slideshow Image 2
Slideshow Image 3
Slideshow Image 4
Slideshow Image 5

Курорты и города:

Куангнам

News image

Куангнам (вьетн. Quảng Nam) — провинция в центральной части Вьетнама. Климат на территории провинции тропический мусонный....

Баккан (провинция)

News image

Баккан (вьетн. Bắc Kạn или Bắc Cạn) — провинция в Северо-Восточном регионе Вьетнама. С севера граничит с провинцией Каобанг, с в...

Фантхьет

News image

Фантхиет (вьетн. Phan Thiết — город на юге Вьетнама, центр провинции Биньтхуан. Население города составляет 205 333 чел. (...

Топ-отелей:

News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image

Памятные места:

Достопримечательности Вьетнама

News image

Северные районы Вьетнама Ханой Ханой (Ha Noi, Hanoi) - древний город, политический, экономический и культурный центр государст...

Собор Святого Иосифа

News image

Собор Святого Иосифа (англ. St. Joseph's Cathedral) — католический собор в новозеландском городе Данидин. Располагается в районе...

Храм Литературы

News image

Храм Литературы (Ван Мьеу, вьетн. Văn Miếu) был основан в 1070 г. императором Ли Тхань Тонгом в Ханое и посвящен Конф...



Один день в Ханое
Вьетнам - Отзывы и истории туристов

  один день в ханое

март 2006

Никогда не был во Вьетнаме, и на сей раз, изменив свой обычный маршрут, лечу в Москву через Ханой. В моем распоряжении только один день, я не говорю по-вьетнамски, но гид и машина должны помочь мне в решении моей сверхзадачи : уяснить для себя своеобразие Вьетнама на фоне других известных мне стран Восточной Азии. Я обречен на впечатления дилетанта, но все-таки дилетанта кое-чем экипированного: во вьетнамскую чайную я еду со своим китайским самоваром.

Самовар оказался уместен и даже небесполезен. В Ханое все вокруг напоминает о Китае. Вьетнамцы, может быть, незаметно для себя давно усвоили азы китайской культуры от календаря и имен до религии и художественных стилей. С удивлением замечаю, что многие слова звучат почти по-китайски, так что при желании язык вьетов можно счесть диалектом китайского. Как обычно бывает на периферии, веяния древности порой чувствуются здесь даже явственнее, чем в самом Китае. Спрашиваю, как сказать по-вьетнамски спасибо , и узнаю, что это слово в иероглифической записи означало бы буквально тронут вашей милостью . Отличный образец вежливости в древнекитайском вкусе, какой и в самом Китае уже не встретишь. И несмотря на все это - два тысячелетия непрерывной, упорной борьбы с тем же Китаем за свою самостоятельность. И сегодня нормальные, партнерские отношения Вьетнама с Китаем не устраняют ни известного недоверия между сторонами, ни тлеющих территориальных конфликтов. О, как знакома нам эта ситуация старого семейного спора народов-соседей!

Современная постмодернистская социология учит, что никаких объективных критериев идентичности не существует, и все разговоры про нее - одно вранье, то бишь политические игры. Но разум не может примириться с бессмыслицей существования, которую сам же себе и предписал. В этом мире циничного произвола, который зовется политикой, он упорно ищет для себя родной, уютный уголок. Увы, разобраться с вьетнамской идентичностью оказывается нелегким делом. Весь Китай , конечно, мало похож на Вьетнам. Однако Южный Китай отделить от Вьетнама уже совсем не просто, и сами вьетнамцы, как я убедился, заглянув в небольшой книжный магазин, причисляют древние южно-китайские культуры к вьетской цивилизации. А есть еще разборки между титульной нацией и нацменьшинствами внутри самого Вьетнама, а также между Вьетнамом и его западными соседями, втянутыми в орбиту его влияния.

Каждая встреча с вьетнамской стариной безжалостно сталкивала меня с этой головоломкой народного самоопределения. Вот изящная миниатюрная пагода на одном столбе, как избушка на курьей ножке: местный царь построил ее в благодарность Будде, от которого царица зачала во сне. Легенда привозная, известная по всей Восточной Азии, и притом по-своему двусмысленная: освящает власть династии, но принижает, даже оскорбляет царя как мужчину. Вот Храм литературы , прославляющий конфуцианскую ученость: новодельные, для туристов выставленные статуи Конфуция и его учеников, а рядом выстроились, как воины на параде, ряды старинных каменных стел, испещренных иероглифами. Иероглифическая надпись на боковых воротах возвещает: Первый на экзамене будет славен по всей Поднебесной . На продаваемых в киосках туристических открытках запечатлены храмы в китайском стиле и с китайскими богами.

Я долго допытывался у моего гида господина Дуена (по-китайски Дун), как все это совмещается с вьетнамской самобытностью? По-моему, он все никак не мог уразуметь, чего я хочу от него, и в конце концов указал на латинскую письменность как бесспорный признак вьетнамский специфики. Слов нет, все соседи Китая в конце концов создали свою письменность в виде азбуки, что создало мощные препятствия для их полной китаизации. Но Вьетнам-то в этом отношении как раз не типичен: в прошлом вьеты пользовались исключительно иероглификой, латиница же вошла в обиход только с ХХ века.

Пришлось искать ответ на свои вопросы самому. И его подсказало уже самое первое впечатление о Вьетнаме. При въезде в Ханой мы очутились среди совсем новых и еще строящихся странных особняков: узкие и высокие, в четыре-пять этажей, с балкончиками, мансардами и балюстрадами, башенками и высокими шатровыми крышами католических церквей (гид сказал мне, что встречаются даже православные луковицы), опутанные разноцветной иллюминацией, словно игровые залы. Это были дома новых богачей - весьма скромные по меркам Запада или даже Тайваня, но являющие собой образ свободной, даже фривольной мечты. Такую сказочную эклектику мне доводилось видеть только в американском постмодерне , обслуживающем вкусы тех же нуворишей. Ничего подобного не увидишь ни в Китае, ни тем более в Японии, где архитектурные фантазии в стиле замка фата-морганы зарезервированы для заведений сомнительного свойства. А мне, москвичу, все это напомнило архитектурные изыски дачных поселков ближнего Подмосковья - архитектуру не быта, а фантазии, не порядка, а шалости и каприза, не тяжести земного быта, а легкости небесного парения. Дача - тень жизни и теневая жизнь: призрачная, неуловимая, мимолетная, но кто скажет, что несущественная? Можно устранить вещь, но невозможно убрать тень. Эта бесполезная пустышка, пожалуй, превосходит прочностью гранит и мрамор. Да пусть исчезнет хоть весь мир, тень мира останется.

Не получилось ли уже в силу железных законов геополитики так, что Вьетнам всю свою историю жил на даче великих цивилизаций? Сначала в течение многих веков на даче китайской, потом в тени Франции, потом России-СССР, а теперь все больше Америки: не припомню страны, где бы так любовно относились к зелененьким. Притом дачник смотрит свысока на городских. Он тешит себя мыслью о том, что у него больше экзистенциальной свободы и ему способнее жить в свое удовольствие. Зная историю Вьетнама, я, кажется, подсознательно ожидал от его жителей закоренелой воинственности, но был поражен ненарочитой расслабленностью ханойцев. Они показались мне людьми, уютно расположившимися в тени чужой и даже собственной, хотя бы и только региональной, славы: на пустынной, заросшей травой центральной площади Ханоя мавзолей Хо Ши Мина выставил свои кости-колонны стоящему напротив зданию парламента, больше похожему на областной оперный театр.

Неуследимая глубина теневого существования дает вьетнамцам отличную возможность заявлять о своей непохожести на других, не задумываясь о существе этой непохожести. Идентичность крепка, пока не видна, пока она скрывается в тени. Более того, такая затененная идентичность не только не мешает, но даже требует быть открытым миру. В ханойцах меня поразила редкая для древних азиатских народов восприимчивость к Западу. В магазинчиках старого города несколько раз натыкался я на молодых людей, неплохо изъяснявшихся - именно изъяснявшихся, а не произносивших несколько заученных слов - и на английском, и на французском, а нередко еще и на китайском.

Архитектурный облик Ханоя до сих пор определяет французский колониальный стиль. Низкие, обычно в два этажа правительственные учреждения, неизменно выкрашенные в желтый цвет, с красными транспарантами и вывесками, но чисто дачными архитектурными излишествами похожи на загородные особняки губернаторов-иностранцев. Группы крестьян в остроконечных бамбуковых шляпах кое-где сидели перед их воротами в виде классической композиции земство обедает . Дальше тени стали ложиться гуще. Дорогой (по местным понятиям) ресторан, куда я зашел пообедать, был устроен в бывшей резиденции какого-то француза, где под европейскими абажурами висели китайские пейзажи, а на полу стояли огромные китайские вазы. И европейское, и китайское было безвкусной и никому непонятной стариной. Не Франция и не Китай, но бессмысленная, неуничтожимая окаменелость того и другого. И такой же окаменелостью смотрелась вьетнамская действительность: несвежие скатерти на столах, вытертые кресла и кое-как одетые, на деревенских парней смахивающие официанты.

Старый торговый посад Ханоя сохранился целиком и теперь превращен в торжище для туристов. Густой сеткой улиц он разбит по-парижски на треугольные кварталы, а торговля в нем все еще сохраняет верность местному цеховому корпоративизму: на одних улицах торгуют только продуктами, на других - одеждой, скобяными изделиями, утварью, игрушками, новогодними украшениями и т.д. Здесь тени чужого и собственного прошлого наглядно демонстрируют свою неуязвимость для диктата модернизации. Только здесь впервые во всей Восточной Азии я увидел на обветшавших зданиях настоящие руины жизни: заколоченные окна, завалившиеся балюстрады, кособокие, готовые рухнуть балконы. Совсем не похоже ни на Японию, где старина бережно мумифицируется, ни на Китай, где она по умолчанию присутствует в стихии повседневности. Руины - вещь двусмысленная: свидетельство в равной мере эфемерности жизни и ее неуничтожимости. Пустые глазницы окон, торчащие прутья-руки сломанных оград, камни старой мостовой кричат вслед прохожим: Мы еще можем! Мы еще мо... . Из обшарпанной стены проступают багровые, как спекшаяся кровь, иероглифы:

РЕСТОРАН ВЕЛИКИЙ ИСТОК

Рядом - отблески заморской жизни (в оригинальном написании):

BUY HERE FOR MANY YEAR

ICI ON PARLE FRANCAIS

Восприимчивость вьетнамцев к западным штучкам порой зашкаливает за все мыслимые границы. В модном баре под рок-н-ролл демонстрируются кадры нацистской кинохроники и боевых учений американских ВВС. Андерграунд, однако.

Вечером отправляюсь в театр водяных кукол - еще один культурный реликт, уцелевший в тени великих цивилизаций. Тысячу лет тому назад такой театр существовал и в Китае, но давно уже исчез там, не выдержав конкуренции с более изощренными или, напротив, технически более простыми видами театральных представлений. Кстати сказать, театр кукол (в основном перчаточных) до сих пор популярен в Юго-Восточном Китае и особенно на Тайване, где кукольные спектакли - важная часть народных праздников и обрядов изгнания злых духов. Куклы здесь всегда стояли в одном ряду со статуями богов: те и другие делались одними и теми же мастерами и по единым иконографическим канонам. Более того, кукольное представление сплошь и рядом наделялось даже большей магической силой, чем спектакль живых актеров. Не потому ли, что в кукле особенно наглядно проявляется начало типизации образов, доходящее до гротеска, откровенной карикатурности? А ведь подобная типизация как раз и была наилучшим выражением порождающей силы жизни - Великой Метаморфозы бытия. Не удивительно в таком случае, что в Китае, как и в Европе, жизнь уподобляли театру, но в отличие от Европы - театру кукольному! Мудрый человек, умеющий держать в узде свое сердце, способен быть кукловодом других. Стало быть, не самовыражение и даже не зрелищность были в Восточной Азии душой представления. Да и самое происхождение театра в Китае связывали с куклой - скульптурой красивой женщины, которую один древний полководец послал в дар своему противнику, а тот в нее влюбился. Театр в китайской (как, полагаю, и во вьетнамской) традиции - дар не богов, а людей, и притом дар сомнительный, пробуждающий сильные чувства, одновременно приятные и опасные.

Нынешние кукольные спектакли в Ханое подверглись, что называется, художественной и идеологической обработке : из них исключены религиозные сюжеты, модернизировано музыкальное сопровождение. К счастью, эти новшества не затрагивают существа представления, каковым является сама игра, органично соединяющая спектакль и ритуал. Зрителю представлена череда не связанных между собой сцен, лишенных драматического элемента и даже сюжета. Все сводится к чистой явленности жизни, пиршеству ощущений, данному в громких звуках и ярких цветах. В музыкальном сопровождении доминируют барабан и гонг, эти прародители всякого музыкального звучания, потому что они рождают чистый , самодостаточный звук - звуковой образ чистой, безусловной игры. Игры, которая даже не предполагает присутствия зрителей: представления давались для увеселения богов , ибо игра как интенсивно проживаемая жизнь была подлинным вестником вечности и связывала мир живых и мир мертвых. Восточный театр - это дар людей богам или, можно сказать, божественной глубине человеческого сердца.

Для тех, кто еще не понял, сообщаю секрет восточной мудрости: сидишь, как сидишь; стоишь, как стоишь; идешь, как идешь . Это истина таковости , бытийственности бытия, открывающая бездонную глубину Другого в том же самом, присутствие возвышенных качеств существования в обыденном и безыскусном. Таков же кукольный театр на воде - не дублирующий жизнь, как театр реалистический, и не сжигающий действительность, как театр нигилистически-авангардистский, но, скорее, хранящий в себе, как вода, иллюзорное отражение собственной иллюзорности. Но в алгебре жизненной премудрости иллюзия иллюзии таинственно удостоверяет полную реальность происходящего.

 

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Путеводитель по Вьетнаму:

News image

Южная страна гор и рек

Благодаря внешним очертаниям Вьетнам часто сравнивают с коромыслом, нагруженным тяжелыми корзинами риса, собранного на полях в долинах двух могучих ...

News image

Халонг ждет гостей

Для кого-то нынешний год - год Тигра - удачный. Но для Вьетнама, как и ожидалось - хуже не придумаешь. По крайней мере так обстоит ситуация с туризм...

News image

В туманных лесах Фансипана

Шесть лет назад был создан Совместный российско-вьетнамский тропический центр. Маршруты проведенных им экспедиций уже протянулись в самые отдаленные...

Погода в Ханое

Популярные статьи:

На родину дедушки Хо

News image

Тех, кто впервые приезжает во Вьетнам, восхищает прежде всего природа. Действительно, мало где на земле можно встретить такое бу...

Жизнь людей во Вьетнаме

News image

Население Около 83 млн. человек. В стране проживает около 60 народностей и племен. Большинство населения (около 88%) составля...

Вьетнам

News image

Удивительная страна: тут принято двери держать нараспашку, улыбаться даже незнакомым и радоваться всем приезжим



История:

Династия Поздние Ле

News image

В 1428 году Ле Лой сам стал императором Дайвьета и основал династию Поздние Ле. Опираясь на сильную армию, свой авторитет полководца и чин...

Война во Вьетнаме

News image

Летом 1954 года были подписаны Женевские соглашения, предусматривавшие полную независимость Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, а также скорейшее ...

Люди:

Нго Бао Тяу

News image

Нго Бао Тяу (вьетн. Ngô Bảo Châu; 28 июня 1972, Ханой, Северный Вьетнам) — вьетнамский математик (имеет двойное гражданство Вьетнама и Фра...

Чинь Хынг Нгау

News image

Чинь Хынг Нгау (вьетн. Trịnh Hưng Ngẫu;(? — ?)) — деятель вьетнамского освободительного и анархистского движения, публици...

Места:

Хошимин

News image

Хошими н (вьетн. Thành Phố Hồ Chí Minh) — город на юге Вьетнама. Крупнейший город страны (население 7,1 млн). ...

Тханьхоа

News image

Тханьхоа (Thanh H?a) - административный центр вьетнамской провинции Тханьхоа с населением около 200 000 человек. Расположен к югу от дельт...

Авторизация




Главная | Загадочный Вьетнам | Добавить статью | Структура сайта | Партнёры сайта