Slideshow Image 1
Slideshow Image 2
Slideshow Image 3
Slideshow Image 4
Slideshow Image 5

Курорты и города:

Куангчи (город)

News image

Куангчи (Куанг-Три, вьетн. Quảng Trị) — город и порт во Вьетнаме, окружной центр в провинции Куангчи. Население — ме...

Бакзянг (провинция)

News image

Бакзянг (вьетн. Bắc Giang) — провинция Вьетнама, расположенная в горном районе в центре Бакбо. С северной стороны граничит...

Фантхьет

News image

Фантхиет (вьетн. Phan Thiết — город на юге Вьетнама, центр провинции Биньтхуан. Население города составляет 205 333 чел. (...

Топ-отелей:

News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image

Памятные места:

Национальные парки и заповедники во Вьетнаме

News image

В стране достаточно обширная сеть национальных парков и резерватов - национальные парки Батьма-Хайван, Кукфыонг или Вави, многоч...

Храм Литературы

News image

Храм Литературы (Ван Мьеу, вьетн. Văn Miếu) был основан в 1070 г. императором Ли Тхань Тонгом в Ханое и посвящен Конф...

Собор Святого Иосифа

News image

Собор Святого Иосифа (англ. St. Joseph's Cathedral) — католический собор в новозеландском городе Данидин. Располагается в районе...

Главная - Отзывы и истории туристов - Вьетнам-2004: Записки командировочного


Вьетнам-2004: Записки командировочного
Вьетнам - Отзывы и истории туристов

  вьетнам-2004: записки командировочного

апрель 2004

Первые дни

Прошли первые дни пребывания во Вьетнаме. Был очень спокойный перелет. Ни тряски, ни переполненного салона самолета, ни ошалевших от представителей юго-восточной Азии борт-проводников. Взлет и полукруг почета на высоте около 5 км над ночной Москвой. С чем это сравнить – не знаю. Это Космос! Фантастика! Громадное светящееся золотыми огнями пятно города с нитями проспектов и улиц. Вот уж воистину Лужков – Властелин Колец! Радиально-кольцевая система… А из отдельных зданий – МГУ на Воробьевых!.. Все видно как на ладони… А потом это все исчезло за кормой слева по борту… и ночь-ночь-ночь… с редкими пятнами света далеко внизу…

Аэрофлот с каждым годом кормит все более скудно и мерзко… в пору брать с собой из дома в салон курочку, яйца, овощи-фрукты, свежий душистый хлеб… как в поезд…

Впервые так легко перенес девятичасовой перелет… Валенок я все-таки… надо было всегда брать взаймы, как Карлсон, бутылку какого-нить вина и высасывать его… Сразу после кормежки в наглую уволок нам с коллегой два литровых пакета сока и 0,75 какого-то мерзкого болгарского пойла… все вино досталось мне… пока резались в карты оно незаметно закончилось… Коллеге явно повезет в любви в скорости…

За 7 часов до Ханоя ушел спать в пустой бизнесс-класс, развалившись сразу на трёх сидениях… Ложился спать все было темно, а растолкали меня за два часа до посадки… в иллюминаторах звезда по имени Солнце… В общем, полет был замечательный… легко взлетели, долетели и приземлились…

В Ханое сразу из аэропорта поехали в пивную с отменным портером и жаренным на вертеле поросенком. Вот уж чего не ожидал в этом городе. Ан нет! В начищенных до блеска медных котлах варят пиво, снуют вьеты, между которыми величаво прохаживается немец-технолог. На рекламном плакате этой пивной красуется вьетнамская девушка. Ее платье явно стилизовано под одежду кёльнерш из баварских пивных. Но в Баварии-то официантки крупные, с внушительным бюстом, вокруг которого помещается большое количество пивных кружек. Вьетнамская девушка с плаката объемным бюстом явно похвастать не может – всего четыре кружки…

Потом осматривали отстроенную за прошедший год Олимпийскую деревню. Быстро все тут строится. Екорный бабай! Развивающаяся страна, а темпы роста фантастические. Куда там нашим российским дутым нефтяным 6% против 17% вьетнамских за прошедший год.

Разместились в наших апартаментах. Сразу разменяли деньги и закупились всякой всячиной. Эх, хороший в этом году урожай бананов и ананасов! Манго тоже в этом году уродились. Праздник живота – не иначе.

Вечером ждал теплый прием на ужине у наших сотрудников, изголодавшихся по черному хлебу, селедке и горькому шоколаду. Люди! Мы тучи разведем руками! Мышасто-серое ханойское небо не выдержит напора молодости и привезенной из Москвы весны! До поздней ночи миндальничали с местными дамами, которые потчевали нас наготовленными к нашему приезду деликатесами.

А потом все же спать… Усталые и нетрезвые успокоились до утра…

А утром был Город. Шумный и суетливый. Была выставка достижений вьетнамского народного хозяйства, обильный обед морепродуктами в ресторане у мавзолея Хо Ши Мина, пешие прогулки по посольскому городку и центру, закупка открыток… открытки уж и разлетелись… во Францию, в Ю Кей, Берлин и Женеву, в Северную Пальмиру…

А потом салон-парикмахерская с массажем головы и лица. Меня помнят. Как мило. Этот мальчик-мастер стрижет меня уже четвертый год. Обожаю этот стиль! Ничего не спрашивает ( …а как вам сзади, а как спереди, да на какую сторону, а какие виски… и прочая хрень…), быстрые уверенные движения. И вот уже в зеркале моя довольная, помолодевшая морда.

По-прежнему недорогой Hennessy в City View Café. По-прежнему недорогое такси. Стало меньше попрошаек и приставучих мальчишек с открытками. Город стал чище. Совсем захирел ресторанчик, прозванный русскими журналистами Анна Каренина (расположен почти на железнодорожных путях…)… Но зато остались в сохранности ресторанчики поблизости от нашей гостиницы.

В изучении окрестной обстановки прошли первые два дня. В воскресение вечером ко мне завалилась толпа студентов из ханойского иняза, с которыми я общался в прошлом году, и учил многих плавать в местном бассейне… поехали с ними кататься по ночному городу на мотоциклах, пили кофе и дивные фруктовые коктейли из местных фруктов… у нас такого нет…

В понедельник на работу. С дуру сожрал на ночь снотворное. Оно, по закону подлости, не подействовало. Ну не могу я нормально спать в больших гудящих городах! Исключением была сказочная Венеция. Полубессонная ночь + фармасьютикалз. В общем, весь день сегодня хожу квёлый, с дурной головой, чувствую себя отвратно. Еще и в столовой чем-то накормили таким, с чем организм долго боролся. Только к вечеру начал приходить в себя после второго ананаса.

На новом месте спал. Положил по совету несравненной Д.Ю. расческу под подушку. Раскатал губы увидеть будущую большую и светлую любовь. И что из этого вышло? Полночи снились железнодорожные катастрофы с участием паровозов. А потом приснился Путин! Вот, говорит, хочу что-то продать. Какой-то то ли институт, то ли аналитический центр или еще что-то в этом духе. Скажите мне что делать. Стали его отговаривать от этого… Уговаривали создать федеральное учреждение по примеру американского EPA (Environmental Protection Agency), собрать ведущих специалистов: химиков, медиков, токсикологов, физиков и прочее-прочее-прочее… J В разгар этого буйного полета фантазии сработал установленный еще на московское время будильник. Шарман, блин! Вот и думай после этого чё хош… J

Завтра второй рабочий день. Уже официально предупредили, что не будет электричества в розетках. А фигли нам! В лап-топах заряда хватит на весь рабочий день. Жизнь хороша с новыми технологиями!

Конец первой недели

Ну так и есть. Электричества нет. Большинству сотрудников разрешено было уехать в гостиницу и работать там. А чем мы хуже? Тоже поехали до дому. Кто-то завалился спать. Я отправился в город. Сгонял к американскому посольству за конопляными штанами в подарок. Долго объяснялся SMS-ками с В.А. по поводу размеров, описывая, как на мне сидит размер L и как M. Рубикон пересекли на отметке великоватого для меня L.

А на улице начало серьезно припекать. Солнце жарит мощно из-за облаков, и на улицах интуитивно начинаешь искать тень. Жмешься к навесам и к деревьям. В автобусе садишься под кондиционер. Я же говорил, что тучи не выдержат нашего приезда. J Еще неделя и будет за тридцать градусов. J Кондиционеры будут выставлены на полную мощность, днем передвигаться будет тяжеловато даже для вьетов. А потом по всему Ханою зацветет красная акация. Здесь ее называют деревом летних каникул. Город зарумянится.

Дома на обед были только фрукты. Ничего больше не хотелось. Потом засел было за учебники. Незаметно отрубился и продрых почти три часа. Все же накопленные напряжение и усталость последних месяцев сказываются.

А здесь очень спокойно. Телевизора нет, да и не нужен он. Новости российских каналов в последнее время итак напоминали сводки с полей боевых действий, поэтому от их отсутствия совсем не страдаем. Как впрочем, и от других передач. В последние годы 90% трансляционного времени наших телеканалов забито откровенной (сказал бы даже оскорбительной) белибердой.

Общался вечером в интернет-кафе по ICQ с друзьями-товарищами, с сестрицей К.К. В Москве и Петербурге мы с ней на пару ностальгировали по Ханойску, по его спокойствию, дружелюбию, по золотым дням в этом странном городе. Она жила там лет 10-15 назад, и до сих пор с большой теплотой вспоминает. Теперь я снова на краю Земли, она уже в Москве. Очень был удивлен Ц.-А. В Петербурге, на уже совсем другом краю Земли, холодно и солнца не видно. Не верил мне, что я в тропиках.

Рекогносцировка окрестностей продолжается. В частности обнаружены залежи отменных бордосских вин урожаев 1993, 96 и 1997 годов (неплохие года были в этом плане) по ценам около 6$ за бутылку. Куда-то начисто исчезли вина из Да Лата (т.е. местное вьетнамское), что обыкновенное, что в экспортном варианте. Заметно подорожал джинн Gordon’s. Теперь жалею, что не купил в Ханойском DutyFree. Шереметьево и Аэрофлот полностью перевели свои беспошлинные магазины на евро, и покупать что-либо стало совсем невыгодно. А ведь хотелось же. Очень надеялся, что смогу там себе приобрести 200 мл флакон Fahrenheit взамен заканчивающегося. Увы. Теперь экономлю. Перешел частично на L’eau D’Issey. Впрочем, на окружающих меня дам, он производит большее впечатление. Им нравится. А я вот по первости почти задыхаюсь. Потом как тяжелые нотки уйдут – значительно лучше. По запахам можно вообще отдельный трактат писать. Правда он будет построен исключительно на особенностях персонального восприятия.

Эксперименты над собой по применению снотворного на ночь глядя решил прекратить. Сейчас определяю для себя смог ли я перестроиться на жизнь в другом часовом поясе.

Наблюдения и сбывшиеся пророчества…

В России собак привязывают на веревку преимущественно для того, чтобы они кого-нибудь не съели. Во Вьетнаме собак привязывают для того, чтобы их кто-нибудь не съел. По этой же причине привязывают и кошек.

В прошлом году, смотря на достижения Вьетнама, я предположил, что в 2004 году в Ханое построят метро. Метро действительно построили. Но то только не транспортную систему, а сетевой супермаркет – METRO. Все как у нас.

Полеты

Если хочешь забыть обо всех печалях, оставить за спиной проблемы, развеять боль былых потерь и обид – сядь в Ханое на се-ома – мото-такси. Се (Xe) – мотоцикл, ом (Om) – обнимать. Вот так обнимаешь своего водителя и несешься по улицам Ханоя. Быстрый, с молниеносной реакцией, уворачивающийся от тысяч таких же мотоциклистов. За ним как за каменной стеной. Можно раскинуть руки в стороны, и лететь над асфальтом. Руки – крылья, а заодно и развевающаяся за спиной на скорости ветровка. Ничего кроме абсолютного восторга от ощущения полета, скорости, бьющего в лицо всеми запахами большого города воздуха, в котором смешались благовония монастырей, вонь речушек-говнюшек, запахи стряпни с тысяч кухонь, табачной и кожевенной фабрик, плюс пыль улиц, плюс выхлопы под аккомпонимент бесчисленных би-биканий. Ни о чем больше не думаешь. Все куда-то уходит. Улетучивается. …А ветер дул и расплетал нам кудри, а распрямлял извилины в мозгу… - это у Высоцкого.

Сегодня был такой день. Сегодня я летал наяву. Я люблю этот город. Люблю Ханой. Пою ему гимн сегодня!

Теперь я знаю еще одну страну в мире, где можно получить удар в зад, двигаясь по встречной полосе. Первая, разумеется, Россия.

Посещение козлиного ресторана

Это то, о чем я пытаюсь написать уже не первый год. Сразу определюсь, что козлиный ресторан, это такой ресторан, который специализируется на приготовлении блюд из козлиного мяса. В таких местах готовят божественно вкусно, и это, безусловно, оставляет одни из самых ярких и запоминающихся гастрономических впечатлений в самом, что ни наесть, положительном смысле. Посещение таких ресторанов здесь – далеко не ежедневное удовольствие. Для рядовых вьетнамцев это не дешево. Плюс ко всему многое из того, что используется в этой кулинарии, считается волшебным лекарством , начиная от самой козлятины, кончая травами и ягодками, которые добавляются в суп лао. Счтается, что лекарство это от полового бессилия у мужчин. Это тоже добавляет к цене, но в то же время превращает посещение таких ресторанов в своеобразный ритуал. Собственно, на мой взгляд, здесь во Вьетнаме на фоне рисовой диеты какой кусок мяса не съешь, в плане сексуальной силы, будет только рост. Но, поскольку, у козла рога, что символизирует фаллосы, то в вышеобозначенном плане козлятина выделяется особенно.

Итак, в ресторане. Сперва на стол подают всевозможные нарезанные овощи (огурцы, молодые ананасы и бананы), травы, специи, соусы, рисовую бумагу. Потом появляется коклюй – местный рисовый самогон (милая вещь, если хорошо приготовлена). Следом за ним – тарелки с несколькими видами маринованного мяса. Что-то можно есть сразу, заворачивая вместе с овощами, травами и кусочками недозрелых фруктов в рисовую бумагу, и обмакивая получившиеся сверток в плошки с соусами. Это очень вкусно! До других видов мяса дело доходит тогда, когда на столе появляется глиняная жаровня с раскаленными углями. Над углями помещают проволочную решетку, и начинается действо! Кусочки мяса выкладываются на решетку. Готовятся они быстро. Капающий жир загорается и добавляет жару! Мясо переворачиваем палочками, готовые кусочки раскладываются по плошкам и едим-едим-едим. Тут проявляется очень трогательная забота людей сидящих за столом друг о друге. Твоя чашка никогда не останется пустой, пока ты возишься с мясом и предлагаешь его своим соседям. Сидящие рядом с тобой тоже не оставят тебя без вкусностей и отменного самогона! Когда все мясо зажарено и съедено появляется еще одна жаровня с кипящим супом лао. В него дополнительно закладывают особую траву, больше похожую на кабачковую ботву, козлиную печень, соевые клёцки, а чуть позже рисовую лапшу. Когда это месиво закипает, начинаем вылавливать все добавленное ранее палочками, перекладывая в свои плошки. Чуть остужаем и едим. Вьеты стараются выловить какие-то корешки, грибы – для них это особенно важно. Все в том же разрезе повышения сексуальной мощи. Теперь надо ехать бум-бум - заявляют они… То бишь по бабам… Впрочем можно и на массаж, благо неплохое заведение находится поблизости. Каждому свое… Так они говорят после каждого посещения этого ресторана. Но мы его ценим, прежде всего, за вкусовые качества блюд, за неспешный ритуал поглощения всего этого великолепия, за атмосферу, как сказал бы один мой хороший друг – за спирит!

Красота по-вьетнамски

Небольшая преамбула. Среди наших сотрудников, работающих здесь в Ханое, есть дивное создание – несравненная Д.Ю. Девушка она видная и, чего уж скрывать, очень симпатичная. Если бы был ее начальником, то добавлял бы зарплату только за сам факт ее присутствия в коллективе. Так сказать за красивые глаза. И за улыбку, конечно. Как-то заходит Д.Ю. к нам на этаж спросить какую-то мелочь. Дело минутное. После ее ухода один из наших вьетнамских коллег говорит:

- Мне нравится Д.Ю. Она красивая!

- Скажи, а что тебе нравится больше всего? – спрашиваю я, - глаза, улыбка, лицо, может быть фигура?

Вьетнамец с глубоким вздохом восторга, трепета и восхищения, сказал:

- Больсая! (Большая, в смысле…)

Добавить больше нечего.

Церемония на площади Ба Динь

Это происходит ежедневно. Утром и вечером на площади Ба Динь перед мавзолеем Хо Ши Мина. Церемония утреннего поднятия и вечернего спуска главного флага Социалистической Республики Вьетнам.

Мы поехали на вечернюю церемонию по приглашению сотрудников нашего посольства. Площадь перед мавзолеем – громадная пешеходная зона. В центре, напротив мавзолея, расположен флагшток с полотнищем государственного флага. В 20.53 звучит сигнал и освобождается от народа участок площади вокруг флагштока размером 100 на 100 метров. В оцеплении гвардейцы в белоснежной форме. Они внимательно следят, чтобы никто не пересек белую черту на асфальте. Попытки детей подойти поближе пресекаются грозным выкриком и свистком. Затем происходит смена караула у мавзолея Хо Ши Мина. И ровно в 21.00 под грозный боевой марш Вьетнамской народной армии вступает на площадь рота почетного караула. Совсем как наши ребята из гарнизона Кремля. Стройные, подтянутые, широкоплечие красавцы. Белоснежная форма. Автоматы Калашникова с пристегнутыми штык-ножами. Чуть впереди идут четыре человека: офицер с огромной бархатной подушкой, справа и слева от него еще два офицера, за ним – знаменосец со знаменем роты почетного караула. Рота начинает обходить оцепленный квадрат по периметру. Марш заканчивается, когда вся группа подходит флагштоку. Затем, под барабанную дробь, идущие впереди офицеры подходят к флагштоку. Занимают свои места на его площадке. В какой-то момент барабанная дробь смолкает. Пауза. Короткий сигнал-выкрик и в полной тишине громадное полотнище государственное флага скользит вниз. Два офицера укладывают его на полушку. Также в полной тишине три человека возвращаются к роте почетного караула. Снова начинает играть марш, и солдаты продолжают свой парад, обходя площадь по периметру. Перед мавзолеем Хо Ши Мина – равнение на право. Знамя торжественно плывет перед усыпальницей создателя Социалистической Республики Вьетнам. Еще несколько минут и все стихает. Снимается оцепление. Еще один день СРВ завершен. Страна может спать спокойно, когда ее охраняют такие парни.

Утром такой же церемониал по поднятию флага. Это происходит в шесть утра.

А мы продолжаем свой вечерний променад. Едем в гостиницу Sofitel PLAZA. Забираемся на самый верх. На смотровую площадку. Смотрим на засыпающий ночной Ханой. Располагаемся в панорамном ресторане. Сидим, болтаем, потягиваем коктейли, соки-воды, вина и кофе. По ханойским меркам тут чудовищно дорого: чашка кофе 6$. Но разве москвича этим удивишь? J Да и потом после чашки кофе за 20 на San Marco в Венеции я уже давно плюю на особенности ценообразования при продаже воды в различных частях света. Впечатления, mood - spirit – в первую очередь!

Вообще, здесь во Вьетнаме существует очень развитая система питания, рассчитанная на людей с самым разным достатком. Нижний предел в пересчете на наши деньги составляет 10-12 рублей. В эту сумму входит весьма сытный обед: суп-лапша фа (с говядиной, свининой или курятиной) или бун ча (мясной бульон с фрикадельками и кусочками обжаренного мяса + рисовая лапша). Это самое простое и распространенное. Питание можно значительно разнообразить в различного рода забегаловках и ресторанах разного рода комфортности, санитарного состояния и предлагаемого ассортимента блюд. Разумеется и цены растут. Но, честно говоря, пока еще не удавалось наесться от пуза (почти на целый день) с пивом больше чем за 150 рублей (на наши деньги).

В поход на Юг

Едем. В центральный Вьетнам. В провинции Куан Чи, расположенной южнее 17-й параллели, во время войны шли самые ожесточенные бои между армиями Северного Вьетнама и США. Этой земле достались сотни тысяч тонн металла, миллионы литров гербицидов. Мы едем туда.

Дорога 1А – самая оживленная. Она связывает Юг с Севером. Описать все, что происходит на ней – невозможно. После первых 300 км по этой магистрали российское дорожное, скажем мягко, движение кажется вершиной упорядоченности и корректности поведения на дороге. Наш водитель Нянг (это имя на русский язык переводится как бабник , тоже мягко говоря… ) – большой профессионал. Против водителей взращенных народной армией Вьетнама не попрёшь! Гвозди бы делать из этих людей! Кстати эта фраза характеризует очень многих представителей этого удивительного народа.

С каждым километром на юг оставалось позади низкое хмурое небо Ханоя и его предместий. Из за туч проглядывало солнце. Менялись пейзажи. Менялись дома в проплывающих за окном деревнях. Создавалось ощущение, что едешь по Украине. Почти такие же побелённые глинобитные домики с палисадниками и цветниками. В них цветы, одни похожие на золотые шары, другие на флоксы, третьи на мальвы. Для полного соответствия нужно только убрать предательские пальмы и посадить подсолнухи. Дополняют это зеленые рисовые поля, которые вполне сойдут за молодую пшеницу, по которым прохаживаются похожие на аистов белые цапли. Как выяснилось чуть позднее, креветки тут жарят на сале с добавлением чеснока и еще каких-то трав. Получается очень вкусно. Так что чем не Украина?

За городом Винь (290 км от Ханоя на юг) трасса 1А становится великолепной дорогой. Ровное, гладкое покрытие. По одной полосе в каждом направлении, асфальтированная обочина по ширине не уступающая полосе движения. Четкая разметка. На сплошную белую полосу, отделяющую проезжую часть от обочины, дополнительно установлены какие-то неровности, превращающих эту узкую полоску в подобие стиральной доски. Когда наезжаешь на эту полосу, по корпусу автомобиля идет неприятная вибрация. Это, без сомнения, спасло не одну тысячу человеческих жизней, пробуждая засыпающих за рулем после долгой ночной дороги водителей. Но это, к сожалению, не всегда помогает. Видели по дороге несколько разбитых грузовиков. Один из них влетел в придорожное кафе. Благо, что оно в этот момент пустовало.

Неожиданно трасса вышла на побережье океана! Это был детский восторг. Попросили остановиться и побежали купаться. Для вьетнамцев холодно, а для нас температура воды +23-25оС уже весьма теплая (особенно если учитывать, что в наших широтах водоемы редко когда прогреваются выше +18…). Вышли на дикий пляж. Песок под ногами скрипит, нигде пока такого не встречал. Переоделись и в море. Кристально чистая, бирюзовая, освежающая вода. Дно далеко, не донырнешь, но виден каждый камушек внизу. Вышли на берег. Снова начали переодеваться. На наши голые тела тут же поспешили полюбоваться непонятно откуда взявшиеся вьетнамки. Плотность населения тут 500 человек на квадратный километр. Так что даже спокойно справить нужду под деревом или кустом не удастся. Везде найдутся любопытные глаза.

На ночлег останавливались в придорожных гостиницах, расположенных почти на проезжей части. Шум – постоянный. Как спать непонятно. Старший полковник Нэт снабдил нас каким-то специальным чаем, за что мы ему глубоко признательны, потому как этот чай позволял очень неплохо засыпать. Вдобавок я вворачивал ватные тампоны в уши до гипофиза. Это, как говорится, позволяло спокойно спать. Правда, на утро болели ушные каналы. не понос, так золотуха.

На следующий день пролетели по мосту через реку, разделявшую Северный и Южный Вьетнам, и въехали в Куан Чи. Остановились в городе Донг Хоа. Хозяйка гостиницы, пожилая, но очень хорошо выглядящая дама. Женщины тут на юге охотнее пользуются косметикой, чем северянки. Это добавляет контраста между спартанским, по-военному рациональным Севером и курортным, капиталистическим в прошлом Югом страны. На Юге также слаще арбузы, и гораздо нежнее и вкуснее готовят кальмаров. На Юге бывали и японцы. Наследие их пребывания в этих краях – замечательное рисовое вино Сика (Xika), по вкусу как саке, но с 45% градусностью. Пьется легко, правда наутро испытываешь болезненные ощущения в лобной части головы.

Здесь на Юге чаще встречаешь новые типы лиц, каких не встречал в Ханое. Другой стиль одежды и украшений. Другая культура. Всего во Вьетнаме проживают 56 национальностей. Основные нации это вьеты и китайцы, потом тайцы и индусская национальная группа, кхмеры и пигмеи на юге.

Итак, мы прибыли. Завтра в разведку.

Маленькая катастрофа

Все же зубы даны человеку в наказание. Он мучается с ними от рождения и до последних дней. Оказался на краю географии за 9000 км от своего стоматолога.

Эхо войны

Здесь птицы не поют. Деревья не растут. Хотя с той поры прошло уже 30 лет. То самое место. Ковровые бомбардировки, распыление гербицидных смесей.

Леса и плантации обрываются внезапно, и начинается громадное голое песчаное поле. Трава тут растет с трудом. В воронках от взрывов стоит вода, но и она не дает жизни. Здесь можно найти и неразорвавшиеся снаряды и мины. Мы порой натыкались на них. С нами работают саперы. Но и они боятся подходить к этим находкам.

Со стариками из окрестных деревень сложно говорить о тех временах. Они начинают плакать. Кое-кто начинает точить мачете при виде нас. Спрашивают кто мы: американцы или русские? Наши вьетнамские коллеги отвечают, что мы русские. После этого ножи откладываются в сторону. Для этих людей война не закончена. Их дети и внуки продолжают гибнуть на минах. За последние 5 лет здесь погибли или стали инвалидами более 5000 человек. Они умирают от раковых заболеваний.

Здесь нам предстоит работать.

После рекогносцировки поехали с представителем департамента науки и технологии СРВ в провинции поехали отмечать начало работ в ресторанчик в гористой местности. Представитель этот – мужик не дурак выпить. Разумеется, самогона Сика. Мы его так и прозвали – мистер Сика. Ели и пили много. И товарища этого перепили таки. Только вот с Чего-то я явно упустил. Отпечатал тут в Ханоевоспоминаниями что-то. фотографии – на мне виснут какие-то грудастые девицы. И ладно бы только на моем фотоаппарате это было зафиксировано! Стою, пьяненький, в этом цветнике. Надо меньше пить. Голова на утро раскалывалась. К счастью очень повезло с погодой. Жара предыдущих дней отступила. Ночью прошел ливень. Стало пасмурно и ветрено. Вьетнамцы говорят, что это надул китайский ветер. Холодный и сумрачный. Но это лучше чем работа под палящим солнцем. +16-18 – весьма не плохо. А вот наши вьетнамцы мерзнут на ветру. Хынг, мальчик-ханоец, быстро окоченел в своей рубашечке и жилетке. Стал похож на воробушка. Отдал ему свою куртку. Он потом переживал, боялся, что я замерзну в футболке. J Работа с шести утра до восьми вечера. Буднично. Напряженно. От побережья океана до предгорий. Уложились в два дня. После чего погода улучшилась.

Пещеры. Горы. Возвращение в Ханой

Поехали в Ханой не спеша. Остановились на 17-й параллели у пограничного моста. Потом свернули на проселок и поехали на экскурсию по тропе Хо Ши Мина.

Место это называется Фонг Ня (Пещера зуба). Это место во время войны с американцами было главной опорной точкой вьетнамских партизан. Теперь здесь проводят экскурсии. Приезжающих со всех концов страны и из-за рубежа туристов размещают на плоскодонных лодочках и примерно пол часа везут вверх по течению реки, протекающей в очень красивой долине между гор. Повороты и перекаты. Люди ловят в реке рыбу, собирают на дне водоросли. На туристические суда никакого внимания не обращают. Над нами одна за другой, цепочкой порхают белые бабочки. Мирная жизнь, которая проплывает за ботом. Потом лодки уходят в боковую речушку. Еще несколько поворотов и видишь!.. Река вытекает из горы! Над водой нависает свод пещеры. А в глубине ее сверкают вспышки фотоаппаратов. Мы у цели. Лодочник отключает двигатель, и мы вплываем под своды пещеры. Один свод, потом другой, еще поворот и дневной свет остается лишь полоской за кормой. Один за другим взору открываются сталактиты и сталагмиты. Буйство формы! Теперь они подсвечены разными цветами. Фантастически красивое зрелище! Вот замер дракон, вот бабочка, вот свисает с потолка громадная люстра, вот причудливой формы колонна, вот кто-то склонился над водой, вот женщина с ребенком на руках, а вот громадный фаллос. Тут и там со свода пещеры капает и течет вода. Лодочник, умело орудуя веслом, проводит нас мимо этих красот. А река продолжает петлять. Сумрачная пещера продолжается. Громадные залы сменяются галереями и коридорами, которые создала вода. Где-то высоко под сводами пищат летучие мыши. Их тревожат вспышки фотоаппаратов. Нас завозят примерно на километр в глубь горы, дальше нельзя. Нас ждет небольшая пешая прогулка среди подсвеченных колонн и тоннелей. Здесь жили солдаты, был госпиталь, отсюда уходили в бой. Сюда тянулись все нити армии Северного Вьетнама. Потом снова в лодку. Теперь уже к выходу. Снова не спешно на нас плывет это великолепие, созданное природой. По пути делаем еще остановку и до выхода из пещеры идем пешком по серпантину тропинок меж подсвеченных чудес, причудливых форм. Все это завораживает. Настолько здесь красиво! Фантастика!

А нас уже торопят! Гиду уже нужно спешить к другой лодке. А мы снова плывем по реке прочь от волшебной пещеры. Пол часа и мы в нашем автобусе.

А потом нас ждало Magical Mystery Tour. Параллельно трассе 1А с юга на север тянется в горах дорога №15. Как оказалось, она несравнимо меньше загружена транспортом, великолепное покрытие и разметка. Идет между гор. Если верить туристической карте она должна была вывести через 200 км к городу Винь. Я предложил Чонгу (начальнику экспедиции) поехать по этой дороге. Предложил просто так, особенно не надеясь на то, что это предложение будет принято. Да и Чонг, посмотрев в мою карту, вроде бы сказал, что поедем по 1А. Я с этим смирился. Пока я укладывал в автобусе какие-то вещи, пристраивал сувенирные шляпы на память о посещении этих мест, водитель начал движение по 15-й дороге на север. Я сперва не поверил, потому как ни начальник экспедиции, ни водитель дороги не знали. Но мой внутренний компас говорил о т том, что все же едем на север. Ну что ж, едем, так едем! Хотя, чего уж скрывать, рискованное это оказалось дело. Дорога не загружена транспортом, вроде бы спокойнее движение. Но было несколько больших НО. Прежде всего, горный серпантин. Нянг ниже 70 км/час не передвигается. Сотка – вот привычная скорость. Да только Нянг сонный; время дневного сна. Я сидел за ним и хотел периодически щипать его или криком возвращать на дорогу. Потом на развилке дорог отдыхали часа два, но это позже. Затем на этой дороге почти нет населенных пунктов. Во всяком случае, в провинции Куанг Бинь. Стало быть, и нет широкой сети автомастерских и пунктов техпомощи. Toyota выпускает крайне неплохие транспортные средства. Но чем выше в горы, тем дорога хуже. С укатанной асфальтированной трассы превращается в бетонку, а затем в заезженный проселок. Потом с возвращением в долины все снова становится асфальтированным. Но… Нет и телефонной связи. Мобильной связи тоже нет. Вызвать помощь было бы сложно.

Но взамен мы увидели горы центрального Вьетнама! Я и сейчас могу закрыть глаза и увидеть их зеленые, залитые солнечным светом скалистые склоны, тонущие в облаках вершины, под ярким голубым небом. Облака бабочек! С одной стороны крылья белые, с другой желтые. Очень похожи на наших капустниц. Когда мы форсировали горную речку вброд, объезжая ремонтирующийся мост, видели большой сплошной ковер из этих бабочек на камнях у воды. И вокруг все пестрело от бабочек, которые подлетали к этому месту водопоя. Эта картина возникла и исчезла так быстро, что никто не успел запечатлеть это ни на фотоаппарат, ни на камеру. Зато все остальное время до привала держали свою технику наготове. Хынг снимал на камеру горы и долины. Потом фотографировались на привале, ожидая заказанного обеда. На обед была курица. Резиновая до невозможности.

Привал был на развилке дорог 15 и 29. Дурачились с нашими коллегами. Они нас учили играть в очень популярную во Вьетнаме игру очень похожую на бадминтон, но только воланом служит грузик с перьями, и подкидывают его только ногами! Выглядит это удивительно! Игроки становятся в круг (или еще есть вариант перекидывать его через сетку, натянутую на высоте как для игры в волейбол… но это просто высший пилотаж!) и перекидывают этот замысловатый волан друг-другу, чеканят им. Столько уверенности, пластики в этом! Тонкий и грациозный Хынг. Грузноватый Чонг преобразился. Столько легкости в их движениях! Это ж надо чего они могут вытворять одними ногами, перекидывая волан! Такие протуберанцы выделывают - если цитировать Раневскую. Хотя, вроде бы, ноги растут, как и нас, из одного и того же места. Это просто фантастика! Мы пробовали тоже. Занятно. Очень не просто сначала приноровиться. Кажется, что Все очень легкопо этому волану нужно лупить сильно. Оказывается, нет. делается. Лупить сильно – далеко бегать доставать снаряд. Играли около получаса, пока наш уральский коллега, от души зафутболив воланчик, не забросил его на крышу дома. Привезу домой тоже такой волан. Будем тренироваться. Этот занятный вид спорта тут почти олимпийский. Играют все возраста. На проходивших в Ханое в декабре 2003 года спортивных играх, которые назывались Sea Games 2003, он в ходил в официальную программу соревнований. Жалко, что про эти игры в наших новостных программах ничего не рассказывали. А здесь это было очень большое событие.

Тут же в корчме на развилке дорог сидели птицы в клетках. Дверцы клеток были открыты, но птицы не покидали их. Оказалось, что они говорящие. Пока болтали обо всем, птицы успели выучить и начали произносить имя Андрей. J В нашей группе их двое. Чаще всего повторяли. Вот эти создания и начали сипловато, но громко и четко среди вьетнамских гор говорить: Андре-е-е-е-е-й, Андре-е-е-е-е-й…

Конечно, это было весьма неожиданно. Слышишь Андре-е-е-е-е-й , оборачиваешься, а сзади никого нет, кроме клетки с птицей. Что может говорить эта птица в голову сразу не приходит. А вот фраза тихо шифером шурша - so on… , похоже, приходила на ум всем. Вьетнамцы тоже не поняли в чем дело, пока им не объяснила хозяйка. В общем, было весело.

А потом снова путь. Снова горная дорога. Снова великолепные горы. Зеленые горные равнины. Забавлялись с современным компасом – GPS. Все дает прибор: географические координаты, высоту над уровнем моря, скорость. Классная штука! Потом дорога спустилась с гор, пошла параллельно железной дороге. Равнина. Поля и плантации. Чонг при первой же возможности вернулся на трассу 1А. Хотя мы и потеряли на этом маневре полчаса времени и прибыли в Винь уже затемно. Долго искали гостиницу. Иностранцы тут должны были платить за ночлег раза в три дороже, чем вьетнамцы, хотя номера ничем не отличались бы. В конце концов, нашли подходящую гостиницу.

Эта ночь была для меня последней каплей. Спуск с гор, неделя полубессонных ночей, в расположенных почти на самой проезжей части трассы 1А, гостиницах, затычки в ушах. В последний 300 км рывок до Ханоя отправился с жесточайшей мигренью. Это ужас! Голова болит до тошноты. Было такое впечатление, что из моей головы выдавливают глаз изнутри. Машина то разгоняется, то тормозит, чтобы не сбить какого-нибудь велосипедиста-мотоциклиста. Постоянно дергаемся. Нянг постоянно сигналит. Мозги отбиты начисто. 100 км такой дороги и я уже в состоянии овоща. Мои милые вьетнамцы делали несколько дополнительных остановок по пути, чтобы давать мне возможность как-то прийти в себя. Худо-бедно добрались. Сразу в душ и в постель. И лежать пол дня трупом.

Все познается в сравнении. Теперь наша весьма не тихая Бе Тонг в Ханое кажется мне тихой Фазаненштрассе за Курфюстендамм в Западном Берлине после шумной проезжей части дороги 1А. 12-е и дальше.

Мирная жизнь

После возвращения из экспедиции ждала большая стирка. В остальном – размеренная столичная жизнь. Походы на рынок и борьба с обнаглевшими пере - и продавцами овощей. Чтобы в тропиках покупать огурцы-помидоры и бананы по московским ценам – это уже слишком! Объявили бойкот. Разбаловали наши соотечественники из более состоятельных организаций местных торговцев. А еще добавили наглости по отношению к русским господа Абрамович и Ходорковский, которые тут у всех на слуху. Особенно Абрамович из-за покупки клуба Челси . Теперь часть вьетов думает, что у каждого русского человека есть нефтяная вышка. Ах, если бы!

Начали готовить дома. Провели маркетинговое исследование. С экономической точки зрения это оказалось не выгодно совсем.

Легко ли потратить миллион? В Ханое? Да с таким количеством нолей на денежных знаках? Э-ле-мен-тар-но. В шоппинговой горячке накупил на DVD пачку фильмов и музыкальных сборников. Особенно был удивлен, обнаружив диск выступления Joe Hisaishi “A Wish to the Moon” с музыкой к Hana Bi от Takeshi Kitano. В другом магазине си-дюки с Моцартом и Бетховеном. Издано шикарно. Подборка тоже не плохая. Исполнение, как оказалось, – халтурное. Оркестр – мой экзамен не сдал. Испытание минором Моцарта не выдержал (симфония №25). Выпущено в Гон-Конге. Гы. Правда, оказался недурной Бетховен. Радует.

Вообще, по сравнению с предыдущим годом в плане ассортимента товаров стало хуже. Плюс выросли цены. Но, как это ни странно, стали чаще попадаться изящные вещи, которые тут же хочется купить. Но, видимо, это остатки товарного благополучия, созданного перед и во время проведения олимпийских Sea Games 2003. Все же, в годы партийных съездов в плане разнообразия товаров тут получше.

Понакупил подарков друзьям. Что-то уже отослал по почте. Кого-то буду одевать в шелка и коноплю самолично, по факту встречи. Получил подтверждение о получении открыток почти ото всех адресатов, кому отправлял ранее. Ура! Начало клинить на детских вещах. После посещения Донг Ха постоянно хожу по городу и прикидываю, что еще купить своему 2-х летнему племяннику.

Всю неделю по ночам лили дожди. Спалось хорошо. Горластые птицы, оравшие под окнами дни и ночи на пролет, молчали. То ли их смывало, то ли они захлебывались. Ежегодно так получается, что мы приезжаем в Ханой в брачный сезон похожей на сороку птицы коклюй. В этот самый период эта гадина как выпь ГРОМКО стенает за окном 24 часа в сутки. Сперва на это не обращаешь внимания. А потом изрядно нервирует. Ну каково это, когда за окном постоянно кто-то ухает. По началу старался держаться и для забавы пытался определить тональность основной темы . Сошелся на ля-миноре. Мерный ритм. С ля первой октавы вниз: ля-соль-фа-ми а потом, как по стиральной, доске скатывается еще на октаву ниже. И так до 10-15 повторений в минуту. Когда это началось, к двум часам ночи тщетных попыток заснуть, осерчал я не на шутку. Спустился во двор гостиницы, взял шестиметровый квоч-швабру, которым чистят бассейн и с начал гонять эту птаху с дерева на дерево, пока она не перелетела в дальний конец гостиничной территории. Хоть своими действиями я немало позабавил пьяненьких охранников, зато теперь сплю спокойно. J Коллеги надо мной подтрунивают по поводу этой птицы постоянно. Я им мягко отвечаю, что есть такая изощренная арабская пытка бессонницей, что им ведь не хочется видеть меня в состоянии близком к не владению собой со всеми вытекающими последствиями. Соглашаются…

После ночных дождей солнце жарит уже весьма сильно. Футболки приходят в негодность за один рабочий день. Поэтому стираем довольно часто. После работы, если позволяет погода, играем в бадминтон. После этих игрищ приятно болят все мышцы.

Подбиваем и обрабатываем коллег, чтобы на выходные перед майскими праздниками смотаться на пару дней на океан. А то ведь уже и обратный рейс на Москву скоро. Жаль.

Я сегодня популярен!

После серии бадминтонных баталий пошел на массаж к местным умелицам. Ой! Столько всего про себя приятного выслушал! Мне за последние полтора года столько приятностей не говорили, сколько за этот час. Стоило заплатить 50 рублей в пересчете на наши деньги. И тут я красивый, и тут, и в этом месте и в этом. А в этом месте так просто чудо. А колечко с желтым сапфиром еще более красивое. И часы. И все-то за меня замуж хочут, и чтобы я им такие же кольцы-баслеты покупал, чтобы я их забрал в Россию и отвез в Ленинград. Черт возьми! Прямо Корней Чуковский: …мы возьмем с собою Бармалея, увезем в далекий Ленинград… Все вьетнамки почему-то хотят поехать именно в Ленинград. В ответ смеюсь! Говорю: - Голубушка! Начните с Магадана! Дивное место! А природы там какие! А погоды какие чудные стоят! Мой цинизм до них не доходит. Уже другая дама занимает очередь на то, чтобы делать мне массаж в следующий раз. Будет такой же ржач и вьетнамское раскатывание губ в рамках необъятной Вьетнамской мечты . Но об этом в следующем отрывке.

Сегодня с этим столкнулись в тур-бюро. Пришли вызнать о возможности поехать на океан большой группой. Раньше это обходилось в 30$ с человека за три дня с проездом, проживанием и питанием. Наш юноша, увидав европейцев, сперва назвал цену в 45$ с человека. Начали выяснять, что, собственно, входит в цену, и какие могут быть варианты. На этом и без того жуткий английский язык этого юноши совсем испортился. В глазах начали, как на арифмометре, прокручиваться цифры. Остапа понесло! когда мы начали выяснять, можно ли просто заказать автобус, чтобы нас, не мудрствуя лукаво, довезли до нужного места, а потом забрали. Юноша написал цену. Цифра с 7-ю нулями. За эти деньги можно 10 человекам доехать до Сайгона. Это 1700 км. А в написанную юношей в тетрадочке циферку входил только переезд на 160 км в один конец. Шарман, блин! Классика! Развернулись и ушли.

The Big Blue

Проверял купленные диски с фильмами. Первым посмотрел The Big Blue. Пригодность к просмотру этого диска вызывала больше всего сомнений. Фильм посмотрел почти до конца. Как и ожидалось. Поеду его менять на выходных.

Но, Боже мой! До чего красивый, светлый фильм! Фантастический! Болтал по аське с Катюшей из Ноттингема. Травил ей душу своими восторгами. Проснулся посреди ночи и долго был не в состоянии заснуть! В голове постоянно прокручивались фрагменты. Переживал их часов до пяти утра. Утром моя невыспавшаяся, взлохмаченная физиономия привлекла внимание сотрудников.

- Что с тобой?

- Не спал пол ночи. Не мог заснуть, - отвечаю.

- Опять птица?

- О, нет! – говорю. И рассказываю, что пол ночи переживал после просмотра The Big Blue. Какой удивительный фильм. Что это все до сих пор крутится в голове, заставляет перживать, жить, любить и умирать вместе с героями…

- Денис, - останавливают меня. – Разве можно быть таким впечатлительным?

Ну что тут скажешь? Как объяснить? И надо ли? Если надо объяснять, то не надо объяснять.

В дайверы пойду, пусть меня научат! А после защиты – копить деньги на поездку на Большой Барьерный Риф!

Merde allors! Поездка на океан накрывается медным тазом. Жаль. Народ в ТЦ обсуждает свои планы на праздничные поездки. Ха Лонг. Кат Ба. Сам Шон. Кто-то летит в Ня Чанг и Да Лат. Все озабочены бронированием гостиниц и билетами.

Я же озабочен последними покупками. Остается неделя во Вьетнаме. В Москве нужно в срочном порядке сдавать экзамен, подавать документы в ученый совет. Уже назначили дату защиты. Расслабона не будет.

В METRO закупился кофе, белоснежными полотенцами (зачем? сам не пойму, это ведь такой непрактичный цвет). Купил противомоскитный полог для двуспальной кровати. Присмотрел стальные фильтры для приготовления вьетнамского кофе. Буду колдовать на кухне.

Уезжать не хочется ужасно. Эх! Что и говорить. Возвращаюсь из яркого, живого (Боже, сколько здесь маленьких детей! как это контрастирует с Россией…), улыбчивого, хоть перенаселенного, грязного и тесного, Вьетнама в Москву и впадаю в преддепрессивное состояние. Вхожу в московское метро как в пыточную камеру.

От этих мыслей сильно отвлекает напряженная, но продуктивная работа в лаборатории. Вьетнамцы в основном заняты своими делами. Когда партия говорит быть любознательными – они становятся любознательными. Только в приказном порядке этого хватает ненадолго. Сегодня мне это в конец надоело. Построил и организовал своих милых лентяев на совместную работу. Получилось не плохо. Ко мне уже приходят по обмену опытом.

Дожил до того, что меня цитируют. На днях было очередное совместное заседание руководства ТЦ. С моей легкой руки российские сотрудники эти мероприятия, собираемые по самым разным поводам, теперь называют слётами чугунных задниц , потому как для того чтобы их все высидеть, нужно иметь именно чугунные большие полушария . Не прошло и года, как говориться.

Завтра день рождения Ленина. Всю неделю мои вьетнамцы ходят на репетиции и поют песни. Чаще всего почему-то Прощай, любимый город .

МТС – задолбало.

С каким-то маниакальным упорством мне сюда шлют какие-то странные СМС с предложениями знакомиться за деньги. Стоимость минуты такая-то (цифра в голове не отложилась, но что-то около 2,5$), без налогов. Ну и тарифы. Или новые хиты от Бритни Спирс и прочих малоизвестных мне исполнителей по цене 0,75$ за штуку без налогов. Что за глупость?

Прощание с Ханоем

Осталось несколько дней. Сегодня я прощаюсь с Ханоем. Один на один. Как последний раз. Каждый год как в последний раз. Перед самым отлетом будут отходные, прощальные вечеринки, сборища. Там нужно быть веселым и улыбаться, излучать оптимизм и уверенность, шутить и смеяться. Ну а пока… пока…

Сегодня мне никто не нужен.

Я брожу по городу. Мимо лачуг и роскошных отелей. Глаза скрыты за стеклами солнцезащитных CĒBE и никому не видны. Медленно дрейфую в этом потоке жизни большого города. Оседаю в моём любимом кафе. Это Fanny с великолепным французским мороженым (www.glacefanny.com). Оно расположено в самом центре у озера Возвращенного меча. Из глубины первого этажа здания оно выходит на тротуар как раз напротив островка на озере с пагодой. Я расположился подальше от входа. Fanny очень похорошело за последний год. Его отмыли, заменили потасканные подушки на сидениях стульев, расширили, отремонтировали, покрасили. Сменилось и меню.

Мы помним друг друга в разные периоды своей истории. Я помню его уютным и светлым, потом темным грязным и обшарпанным. Да и я был разный. Счастливый и беззаботный, любящий и любимый. Теперь я снова сижу за этими маленькими уютными столиками, словно корабль в уютной гавани. В этот раз с пробоиной в душе. Очень надеялся на то, что поездка сюда во Вьетнам развеет, поможет отвлечься. Отчасти так и получилось. Новые впечатления, места и лица. Напряженная работа днем в лаборатории, вечера за учебниками. А отчасти стало еще тяжелее и больнее. Как будто соль воды близкого океана попала на все еще открытую рану. Не знаю что со мной. Не понимаю, не чувствую себя. Je l'ai perdue.

Выбираю себе “Tropical Sun” с шариками разного фруктового мороженного, уложенных в вафельную корзинку и украшенных кусочками фруктов. Это роскошество дополняет цветок орхидеи. Даже жалко все это есть. Но это великолепие тает. Заказываю кофе. Сижу за мороженным и кофе. Тропическое солнце съедено и допита первая чашка кофе. Заказываю еще кофе, болтаю с девушкой-официанткой. Она приносит вторую чашку. Это вьетнамский фильтр-кофе. Над кофейной чашкой помещается металлический чашка-фильтр. На дно с сеткой этой металлической штуки помещают молотый кофе, прижимают его еще одной сеткой. Затем в фильтр наливают кипяток, и ароматный, терпкий и очень вкусный напиток капает в нижнюю чашку. Я сижу за этой чашкой и смотрю на озеро. На его зеленоватые воды. Вокруг этого водоема и возник Ханой. По легенде один из древних вьетнамских властителей катался по этому озеру на лодке и уронил в него свой царский меч. Какие последствия этого события могли бы произойти легенда умалчивает. Сразу переходит к рассказу о том, что вдруг из глубины озера всплыла большая черепаха, на панцире которой лежал оброненный меч. По этому поводу властитель повелел: построить пагоду и назвать озеро Озером Возвращенного Меча (Hồ Hoàn Kiếm). В последствии вокруг возник город. И пошло-поехало. А Но живет. Счерепаха в озере живет. Правда, скорее всего, не та самая. какой-то периодичностью окрестные лавочники и вездесущие туристы могут видеть как над водой, словно перископ, поднимается ее голова. Мне как-то не доводилось этого видеть.

Уже вечер. Темнеет. Зажжены фонари и гирлянды на деревьях. Включили подсветку у пагоды на острове, она стала похожа на свадебный торт. Вода как зеркало. Ветра нет. Кажется, что озеро светиться тысячами огней изнутри. Я перемещаюсь в City View Café. Долго сижу с рюмкой Hennessy. Смотрю вниз на город. На его огни. Вечер, переходящий в ночь, дополняет одна сигарета. Город начинает засыпать. Коньяк допит. Сигарета докурена. Такси. Медленно скользим по улицам и площадям мимо магазинов и кафе, парков и домов. Еще 10-15 минут и я дома. Все.

Последние дни

Теперь уже обратный отсчет времени пошел на часы. Завтра мои вьетнамцы собираются устроить сэйшн по поводу моего отлета. Так что сутра после бассейна надо будет купить на рынке что-нибудь к столу со своей стороны.

Я совсем обнаглел. Строю их в их собственной лаборатории. То они обычно наблюдают что и как мы делаем, а тут я каждого наблюдателя занял работой. Удается делать много. Работаем намного эффективнее. Мои милые лентяи задают вопросы про подготовку биологических проб.

- А почему ацетон добавляют первым?

- А как думаете вы? Почему именно ацетон первый, а не гексан?

- Не знаю.

- Хынг, ты химик?

- Да.

- Тогда как химик ты можешь высказать предположения, почему ацетон первый?

- Я не знаю.

- Попробуй. Через 10 минут скажешь.

В ответ отрицательно качает головой, но делает вид что думает. Проходит 10 минут. Начинаем выяснять. Ничего. Никаких предположений. Заставляю их взять краткий справочник химика и посмотреть физ-хим свойства ацетона. Шаг за шагом продвигаемся. Какие свойства нам тут больше всего предпочтительнее. Что происходит с биологическим образцом при добавлении ацетона. Для чего потом вносим гексан. Для чего проводим высаливание именно сульфатом аммония. Ура! Хынг все понял! Уже по-вьетнамски объясняет все это Туану. Но до Туана похоже все это не доходит, потому что он у меня сегодня еще несколько раз спрашивал что добавляют первым. Продолжаем работать с грунтами. Большинство уйдет на депонирование. Сюда я тоже приставил вьетнамцев. Неаккуратно они работают. Постоянно бью по рукам, останавливаю при совершении глупостей. O, sorry! Да дело не в sorry! Важно чтобы ты понимал, почему так нельзя делать в ультра-следовом анализе. Тернист путь учебы, но результат воспитательной работы уже виден.

Мои коллеги уже собирают вещи для поездки на море-океан. Я пакую чемоданы к пятничному отлету. Всех уверяю, что тоже лечу на море. Только на Московское. С той же уверенностью, как и во время поездки на церемонию спуска флага на площади Ба Динь, когда нам с Д.Ю. достался задний ряд кресел в джипе, я утверждал что у нас самые лучшие места в автомобиле. На вопрос почему? отвечал, что это места для поцелуев. Так что еще не понятно кому везет больше. Тем, кто на передних сидениях, или тем, кто на самых задних. Но поездка на Тихий океан, все же, лучше, чем возвращение в Москву. Чего уж тут душой кривить. Лечу с перевесом (шмоточник я все-таки…). При всем при этом хватило (или не хватило) не знаю чего, но я умудрился купить китайскую фарфоровую вазу на выставке-продаже. Как я ее теперь попру – не знаю.

Накупил фруктов и устроил в лабе праздник живота в честь своего отъезда. Мне в ответ подарили кучу приятных мелочей, включая воланчики для игры кау чинь (cấu chinh), о которой я писал раньше.

Подобрал в лабе коробку для вазы. За 6 часов до вылета удосужился прочитать что на ней написано. Схватился за голову! “Danger! Corrosive material! Sulphuric Acid!” Шарман, блин! И это я собирался брать в салон самолета. В результате заклеил эти надписи белой бумагой.

До шефа дошло, что я улетаю. Начал выспрашивать, что ж так рано. Что ж на море не еду, и т.п. Задрал! В ответ стебусь. После этого директор не домогался со своими вопросами.

В четверг вечером ездили в посольство на вечер песни. Мило. Весьма мило. Караоке по-русски. Сельский клуб, не иначе, но с душой.

Домой

Спроводил всех на море. Гы. Попутного ветра…

А мне путь в аэропорт. В дебильник заряжен Бетховен: первый фортепианный концерт (в до-мажоре) и императорский концерт.

Все готово.

И вот уже вырастает стеклянное здание Ной Бая. Регистрация, формальности, прощание с моими вьетнамцами, разграбление местного Duty Free и вот уже лайнер. Сегодня лечу на именном самолете: Валерий Чкалов. Долетим! J

Разбег и взлет! Полукруг и Ханой остается слева по борту. Впереди горы, а за ними Лаос, еще дальше Бирма, через два часа пролетаем над дельтой Ганга (под нами Бангладеш и Дакка), еще через два часа Дели. Самолет поворачивает на право. До Москвы осталось 6 часов. Как долететь до Мск? Очень просто – до Дели и направо. За Дели – Кабул. Очень удобно, что воздушное пространство над Афганистаном открыли. Теперь перелет занимает на час меньше – 10 часов, а не 11. Раньше летали через Китай и пролетали над пустыней Гоби. Если полет проходил днем, то это неприятно. От раскаленной земли восходящие потоки воздуха пробивают атмосферу на высоту до 25 км. ИЛ-96 в этот момент швыряет как игрушку. Люди в салоне начинали блевать (как раз после кормежки). Мне-то по фигу было, но если соседи так зажигательно блюют, могу и присоединиться. Так сказать на брудершафт. Но такого пока, к счастью, не случалось.

После Кабула дрых. Проснулся уже за Волгой. Еще чуть-чуть и Москва. Самолет начал снижаться за час до посадки. Дальше все очень быстро. Посадка, паспортный контроль, выдача багажа, зеленый коридор. Прилетел в 20.00, сидел дома уже в 21.30. Необычно быстро. Давно такого не было. По старой памяти думал, что накануне длительных выходных все ломанут на дачи, и дороги будут забиты. Например, в прошлом году дорога из Ш-2 до дома заняла 3,5 часа вместо привычных 26 минут. Heavy traffic. По счастью, дороги были свободны.

Дома! Скорее-скорее потрошить чемоданы и сумки! Всем-всем от моих щедрот: жемчуга и серебро, фрукты и шелка, кофе и зеленый чай, пряности и самогон. Дома! Дома! Эйфория! Черный хлеб и селедка под шубой!

По мобильнику никого не найти. Все в недоступности! И на кой тогда заводили эти игрушки себе?

Все равно. Я уже дома.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Путеводитель по Вьетнаму:

News image

Халонг ждет гостей

Для кого-то нынешний год - год Тигра - удачный. Но для Вьетнама, как и ожидалось - хуже не придумаешь. По крайней мере так обстоит ситуация с туризм...

News image

Посольства и консульства Вьетнама

Посольство Социалистической Республики Вьетнам в Российской Федерации Адрес: 119435, г. Москва, ул. Б. Пироговская, 13 (вход в консульский отдел ...

News image

Коммуникации и связь во Вьетнаме

Интернет Поставщиком услуг является Интернет Вьетнам . Доступ к сети и электронной почте можно получить в многочисленных интернет-кафе Хошимина ...

Погода в Ханое

Популярные статьи:

Жизнь людей во Вьетнаме

News image

Население Около 83 млн. человек. В стране проживает около 60 народностей и племен. Большинство населения (около 88%) составля...

Вьетнам

News image

Удивительная страна: тут принято двери держать нараспашку, улыбаться даже незнакомым и радоваться всем приезжим A коготки-то ...

Вьетнам , как место для катания был открыт несколькими виндсёрферами и кайтерами три года назад

News image

Вьетнам , как место для катания был открыт несколькими виндсёрферами и кайтерами три года назад. Три года назад здесь, во Вьетна...



История:

Война во Вьетнаме

News image

Летом 1954 года были подписаны Женевские соглашения, предусматривавшие полную независимость Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, а также скорейшее ...

Народы Вьетнама

News image

Официально во Вьетнаме насчитывается 54 национальности. На практике некоторые малые этноязыковые группы объединены с более крупными и реал...

Люди:

Чан Ван Тхать

News image

Чан Ван Тхать (вьетн. Trần Văn Thạch; 1903—1945) — деятель вьетнамского коммунистического и троцкистского движений. С 192...

Фам Мин Ман, Жан-Батист

News image

Его Высокопреосвященство кардинал Жан-Батист Фам Мин Ман (вьетн. Gioan Baotixita Phạm Minh Mẫn, род. 31 декабря (дата не точна...

Места:

Куангчи (город)

News image

Куангчи (Куанг-Три, вьетн. Quảng Trị) — город и порт во Вьетнаме, окружной центр в провинции Куангчи. Население — менее 20 тыс...

Фантхьет

News image

Фантхиет (вьетн. Phan Thiết — город на юге Вьетнама, центр провинции Биньтхуан. Население города составляет 205 333 чел. (2004)

Авторизация




Главная | Загадочный Вьетнам | Добавить статью | Структура сайта | Партнёры сайта