Slideshow Image 1
Slideshow Image 2
Slideshow Image 3
Slideshow Image 4
Slideshow Image 5

Курорты и города:

Куангбинь

News image

Куангбинь (вьетн. Quảng Bình, 廣平) произношение (info) — провинция, расположенная на севере центрально...

История Далата

News image

Далат достаточно молодой город. Свою историю он начинает со времени колонизации Вьетнама французами. Считается, что первым обрат...

Тханьхоа

News image

Тханьхоа (Thanh H?a) - административный центр вьетнамской провинции Тханьхоа с населением около 200 000 человек. Расположен к юг...

Топ-отелей:

News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image

Памятные места:

Собор Святого Иосифа

News image

Собор Святого Иосифа (англ. St. Joseph's Cathedral) — католический собор в новозеландском городе Данидин. Располагается в районе...

Национальные парки и заповедники во Вьетнаме

News image

В стране достаточно обширная сеть национальных парков и резерватов - национальные парки Батьма-Хайван, Кукфыонг или Вави, многоч...

Вьетнамский музей этнологии

News image

Вьетнамский музей этнологии, вьетн. Bảo tàng Dân tộc học Việt Nam — музей в столице Вьетнам...

Главная - Отзывы и истории туристов - Вьетнамский калейдоскоп или Страна, восставшая из ада


Вьетнамский калейдоскоп или Страна, восставшая из ада
Вьетнам - Отзывы и истории туристов

  вьетнамский калейдоскоп или страна, восставшая из ада

январь 2006

Как описать эту страну? Чтобы рассказать, что такое Вьетнам обычных штампов, типа мотобайки, броуновское движение на улице, конические шляпы, суп По, уже не хватает. Об этом написано очень много разных интересных рассказов. Это уже давно стало визитной карточкой Вьетнама. Для нас же самое главное в любой стране – это люди. Не природа, не памятники архитектуры, не восхитительная кухня, а именно обыкновенные простые люди. Они составляют самое полное и окончательное впечатление о стране. Какие бы вы не увидели бесподобные замки, дворцы и пагоды, если рядом с этим местом вас обворовали, кинули или обманули – впечатление о стране будет безнадежно подпорчено.

Узнать Вьетнам, понять вьетнамцев...

Итак, Вьетнам. Эта страна не оставила у нас в памяти ни одного отрицательного момента. Все, что связано с ней – ярко, сказочно и искренно! И все это благодаря вьетнамцам. Вьетнамцам, которые там живут. Вероятно, когда люди выезжают из своего родного ареала, они меняются. Может быть, поэтому вьетнамцев так не любят в Европе, в России и даже в Камбодже. Они становятся совсем другими, чужими. Вьетнамец, которого вы встретите в Москве, будет совсем другим человеком, если вы его встретите в Сайгоне. Там они настоящие, и, не побоюсь этого слова – там они натуральные. Люди своей страны. Страны, восставшей из ада всего лишь 30 лет назад.

Если хотите сразу понять вьетнамцев и немного сильнее, чем просто туристы, почувствовать этих людей – одно из первых мест, которое следует посетить во Вьетнаме – War Remnants Museum в Сайгоне (вход 10000 VND, т.е. меньше 20 руб.). Там собраны остатки военной техники (самолеты, танки и т.п.), учавствовавшей в войне, но в основном, это музей фотографий. Фотографий, которые рассказывают, что пережил этот народ 30 лет назад, фотографии, которые ужасают, шокируют и заставляют задуматься. Это история о том как простых людей методично, изощренно и безжалостно уничтожали как насекомых. Другое сравнение трудно подобрать. Стратегия использования разного химического оружия, стратегия травли химикатами – это способ борьбы с насекомыми. И эти люди выжили! И они улыбаются! Они наводнили мир своими товарами и мечтают, что бы их страна стала одним из ведущих туристических направлений. Они забыли ( или по крайней мере делают вид, что забыли) обиды и относятся с уважением даже к американским туристам. Мы не просто полюбили Вьетнам, мы искренне уважаем вьетнамцев.

Три самых сильных впечатления из музея войны

Множество страшных, ужасных фотографий искалеченных бомбами, пытками, ядами людей. Три сюжета из музея (не просто фотографии, а именно сюжеты), которые мне запомнились больше всего.

Фотография пожилого американца – лоснящееся лицо, дорогие очки, хороший костюм. Внизу надпись, что этот человек в 2001 году сделал публичное “confession” о том, что будучи майором и возглавляя отряд во вьетнамской войне, вырезал со своими молодцами всю деревню, убив практически всех, включая беременных женщин и детей. Это фотография успешного, зажравшегося американца, на склоне лет решившего облегчить свою душу и протоптать себе дорогу, если не в рай, то куда-нибудь поблизости. В другом конце этой же стены фотография женщины, которая единственная выжила после той бойни. На ее глазах убили абсолютно всех ее родных, она чудом спаслась. В глазах такая боль, пустота и тоска, что глядя на портрет этой женщины слезы просто непроизвольно наворачиваются на глаза.

Второй сюжет: Две фотографии, сделанные с разницей в 15-17 лет. На первой - маленький вьетнамский мальчик на фоне леса, выженного бомбежкой. Следующая фотография – этот мальчик уже в возрасте юноши. Он стал инвалидом, из-за этой химической бомбежки в его организме произошли необратимые процессы – он стал фактически дауном и абсолютно беспомощным физически. Это страшно.

Третий сюжет: запись в книге отзывов, сделанная японской туристкой: Я благодарна, что вы сделали музей такой истории Вьетнама. Я хочу, чтобы люди не забывали, что и мы японцы сделали с другими азиатскими народами. Как мы уничтожали деревни, убивали людей и насиловали женщин в Корее и Китае. Мир должен это знать и помнить об этом. Не знаю, почему на меня это произвело сильное впечатление, но оно в какой-то степени дополнило все, что мы видели в музее. Дополнило представление не только о вьетнамцах, но и об азиатских народах в целом.

После посещения музея я стала смотреть на них совершенно по-другому. С очень-очень большим уважением и даже восхищением. И, самое удивительное, они это чувствовали. Мы много общались на русско-английско-вьетнамском туристическом диалекте, и всегда общение было очень душевным. Мы чаще всего понимали друг друга, а если не понимали, то просто смеялись над этим. Если тебя обнимают в Мексике – будь начеку, следи за своим кошельком, если тебя обнимают во Вьетнаме – ты просто им очень нравишься! Смелые, маленькие люди, сражавшиеся против химикатов американцев ловушками из бамбуковых кольев, и использовавшие змеиный яд в качестве своего ”химического” оружия. Они победили! В музее мы написали одну единственную фразу, которая определила наше отношение к этой стране и ее людям: “With a great respect to Vietnamese people, noone deserved this, God bless your country!”

Такие разные сайгонцы...

Чем они похожи на нас. Уличная толпа, множество мотобайкеров на улице (по-моему их в Сайгоне около нескольких миллионов), продавцы, работники улиц, служащие в отелях, таксисты – ты смотришь на них в первый раз и замечаешь – никто не улыбается. Мы почти в России. Все сосредоточенные, угрюмые, деловые. А где же ваша азиатская улыбка, черт побери!?

Чем они не похожи на нас. Улыбнись и помаши одному человеку в толпе – это приобретет волнообразный эффект, через пару секунд тебе уже улыбаются все. Мотобайкер, который тебе улыбнулся проезжает мимо, но следующий будет тоже тебе улыбаться, наверное, потому что ты продолжаешь улыбать им по инерции. Мы всегда выходили на улицу с улыбкой! “Здравствуйте друзья”, - кричу я им, и через секунду нам улыбается уже вся улица. Улыбайтесь чаще – вы любите их, они любят вас – это аксиома!

Жульены по-вьетнамски

Вьетнамцы, конечно, жулики. Но жулики не злобные и не подлые, жулики, скорее, для проформы. Если вы посмотрите на вьетнамца, дотронетесь до его руки и скажете (!обязательно по-русски!): “Друг мой, ну что же ты жульничаешь, мы же не в покер играем!” Почему-то они, как правило, перестают это делать. Например, в магазинах цену снижают просто на ура.

Честно говоря, когда есть настроение, с ними приятно торговаться, очень ненапряжно и весело. Цену на сувениры в магазинчиках Сайгона можно легко сбить на 30-50% (больше не пробовала, нас такой расклад вполне устраивал), плюс выпросить себе подарок. Естественно не во всех местах, есть там у них пара магазинов, которые с fixed price, и хоть наизнанку вывернись – не прогнутся, потому что не могут. Но в целом, торговаться можно везде и всегда.

Приятно, что хотя они и жулики, в каких-то моментах они люди порядочные. Однажды вечером мы делали покупки в одной из сувенирных лавок Сайгона – уторговали их так, что они даже устали и изобразили “легкое расстройство”, когда мы от них уходили, и, вот, приходим мы в отель и обнаруживаем, что один пакет с сувенирами мы в этой лавке оставили, а завтра рано с утра уезжаем на Меконг на два дня и раньше чем через два дня у них не появимся. “Не отдадут ни за что”, - говорит Ольга, - “еще и позлорадствуют!”. Что же вы думаете – через два дня поздно вечером приходим в эту лавку – девушка лезет под прилавок и достает наши запакованные покупки в пакете со словами, что она сильно переживала, что мы не пришли вчера и жутко расстроилась. Вот вам и жулики!

Самый виртуозный развод вьетнамцев

Мы не могли мимо этого пройти. Это было бы неправильно, потому что это тоже часть их культуры. Я говорю о продавцах монет. Ради этого нам не жалко было 5 баксов. Если вы спокойно относитесь к монетам, но хотите превратить их покупку в настоящий цирк – остановитесь около одного из уличных продавцов монет в Сайгоне. Кто-то продает их в лотках, по отдельности, кто-то сразу наборами. Так вот набор вьетнамских монет – это нечто уникальное! В 10 вечера старый торговец вьетнамскими монетами впаривал мне коллекцию монет Вьетнама 18-20 веков, в которой (внимание!) было: 6 жетонов казино (в основном на месте монет периода французского колониализма), 1 копейка СССР, 10 копеек СССР, одна грузинская монета, пару вчера только отлитых колесика с дыркой посередине, призванных изображать старинные монеты 18 века. Ну как можно это не купить!?

Старичок с такой эмоциональностью доказывал мне, что 1 копейка моей бывшей родины, не что иное как монета Вьетнама послевоенного времени! А жетон казино с головой сфинкса (“only for amusement”) он рекламировал как монету империи Индокитай 1937 года.

Ребята, не пожалейте 10 минут, если увидите такого торговца – обязательно с ним пообщайтесь! Это того стоит! Когда же я все-таки спросила его, почему же там оказалась русская копейка, он без запинки ответил, что люди, которые собирают эти наборы, так много работают и так устают, что с усталости случайно перепутали. Про фишки казино я предпочла умолчать – просто сбила цену в несколько раз и купила этот набор – это “настоящий вьетнамский сувенир”, тем более, что штук десять настоящих монет, в том числе и 1937 года, там все-таки есть.

Вообще, интересно покупать у них монеты не из набора, а прямо из лотка. Но на это нужно больше, чем 10 минут – тебе дают стульчик – и ты начинаешь рыться в монетах, выискивая среди свежеолитых, что-то интересное, по ходу процесса выбора не перестаешь прикалываться. Цену, заявленную при покупке монет на улице можно легко сбивать на 50-70%. Возможно и больше, но мы не пробовали.

Культурный шок или самая брендовая страна

Когда попадаешь в Сайгон, то просто одуреваешь от количества мотобайков и людей в повязках. Для нас это колоритно, это шокирует, но ты к этому готов по уже прочитанным рассказам. Даже повязки пугают только поначалу как подозрение о возможной эпидемии SARS, но, прокатившись на мотобацке пару раз по городу, понимаешь, зачем они нужны. Это все сказки гидов, про то что эти повязки носят в основном женщины, чтобы беречь себя от солнца, просто когда ты едешь на мотобайке – вся пролетающая мимо пыль липнет тебе на губы, а когда ты слезаешь с мотобайка – то понимаешь, что тебя смело можно принимать в отряд трубочистов – лицо покрыто тонким слоем пыли-гари (конечно, при условии поездки более часа).

Но к чему я лично не была готова, и от чего испытала культурный шок, так это от средств связи. Все вьетнамцы, начиная от продавщиц в магазине и, заканчивая, мусорщиками на улице, говорят по последним моделям Nokia, в, крайнем случае, Samsung. Других телефонов нет в принципе. На улице Сайгона висит огромная реклама дорогой модели Nokia, выпуск которой в России еще не запустили, типа дорого нашему потребителю. Когда вы видите этот плакат из окна такси как одно из первых впечатлений о Вьетнаме, добираясь из аэропорта в гостиницу, когда Вы осознаете, что водитель такси говорит по модели телефона, которую вы тоже хотели купить, но для вас это все-таки слегка дороговато - охватывает паника.

Куда мы приехали! Ничего себе дешевая страна! Покажите мне того, кто это сказал! Любопытство берет верх – заходим в магазин мобильной связи – на душе сразу становится тепло и спокойно – это конечно, похоже на Nokia, даже мелодии такие же – только сблизи выглядит как обыкновенная детская игрушка. Отлегло. И теперь уже совсем не пугает то, что все вьетнамцы носят часы RADO, ну в крайнем случае GUCCI). В общем, это любители брендов! Так что будьте готовы!

Чего хотят женщины в Сайгоне или приват с монахом

Дело в том, что мы все-таки девушки, и как многие самые обыкновенные девушки иногда любим читать глупые глянцевые журналы – за модой последить, о сплетнях узнать. Глянцевые журналы, безусловно, шелуха, но и в ней изредка попадается пару зерен полезной информации. Года два или три назад я купила Cosmopolitan – пролистала и выкинула, но две страницы оттуда все-таки выдрала. Это был рассказ о путешествии по Вьетнаму компании девчонок – написан он был про девочек и для девочек, но, надо отдать должное, рассказ был неплохой с информативной точки зрения. Тогда я еще не думала о поездке во Вьетнам – просто заныкала статью на будущее, а вдруг…

Так вот в этом рассказе, помимо всего прочего, упоминалась Giak Lam Pagoda в Сайгоне. Якобы, помимо того, что она сама по себе интересное место для посещения, да к тому же одна из самых старых пагод в Сайгоне, в этой пагоде сидит старый монах, который раздает всем красные бумажки. Пишешь на них свои пожелания, он их потом сжигает, и желание исполняется обязательно. Просто волшебство какое-то! Чего же хотят девушки в Сайгоне? – Конечно же, чуда! Тем более, чуда осуществленного с помощью буддистского монаха путем волшебного буддистского ритуала Вопрос о том, какое будет первое место для посещения в Сайгоне отпал автоматически.

Первый день в Сайгоне. Еще не ассимилировались, но уже успели заказать гида на завтра в КуЧи и экскурсию на Меконг на два дня (Синхкафе – 18 долларов). Минимальный план на 3 последующих дня разработан – теперь можно колбасить по Сайгону. Берем такси на несколько часов – говорим, что вначале Giak Lam Pagoda, а далее по стандартному турсписку – все, что успеем и то, что не надо внутри осматривать (Cholon, рынок, Нотр-Дам). Ок, говорит таксист – за три часа уложимся. Не на тех напал!

Едем в пагоду. Гуляем. Свастика везде поражает и, наверное, по первости слегка шокирует. Высматриваем старого монаха – монахи есть, но прячутся. Туристов – ни одного! Намека на красные бумажки для исполнения желаний – ноль! Пожилая вьетнамка в храме молится – кланяется на все 4 стороны света. Гуляем под деревом Будды. Ольга делает потрясающие фотографии вьетнамских детишек на территории комплекса. Дети – наши друзья – всегда и везде! Я уже давно поняла, что очень многое о стране можно узнать по детям – они суть страны. Никогда не выхожу гулять без конфет, орешков или жевательных резинок – всегда даю детишкам, они не попошайничают, но их хочется угостить – они просто дети и всегда рады. Про вьетнамских детей напишу подробнее, есть один очень интересный момент. А пока, мы просто тусим с ними, мальчишки показывают нам рыбок в бассейне. Кра-со-та!

Возвращаемся к таксисту. “Поехали?”. Неа, нам-таки нужен старый монах, красные бумажки и сбыча всех мечт! Не понимает. Забиваем на примету не возвращаться – идем обратно в храм. Проходим вдоль внутренних помещений. Монахи отдыхают: кто-то сидит и беседует, кто-то лежит в гамаке, привязанном между столбов, и SMSсит что-то по мобильнику. Наверное, нам туда нельзя. Пора идти обратно, но русские – не сдаются. Стоим в задумчивости. Монахи – ноль эмоций. Стоим медитируем дальше. Два монаха сидят за огромным столом – беседуют после трапезы – трапеза видно была удачной (у одного монаха на его одежде есть кнопочка на животе – регулирует ширину одежды в зависимости от величины живота. Сейчас кнопочка расстегнута). Еще чуть-чуть, нам здесь нравится, очень спокойно, умиротворенно – после Москвы вообще сказка! Главное, дождаться нужного момента – монахи сами тобой заинтересуются!

Послеобеденная беседа прекращается, улыбаются нам и жестами предлагают подойти к ним. Снимаем обувь. Слышим крики, содержание которых понимается только при визуальном контакте: не снимайте обувь – идите так, у нас демократия. Не фига, ребята, мы с вами солидарны! Вы босиком - мы тоже! Объясняем, что ищем. По-английски никто не бельмеса. Будят одного монаха, спящего в гамаке. Объясняем ему. Улыбатся, кивает, рукой показывает на скамью – присаживайтесь, щас все будет. Через две минуты приходят еще два монаха – о-очень молодые юноши. Смеемся и в очередной раз повторяем наш бред. Смеются нам в ответ – понимания ноль. В общей сложности вокруг нас уже человек десять. Все улыбаются и смеются. Друг друга не понимаем в принципе. Жестами призывают сидеть дальше - сидим. Медитируем. Мы и буддистские монахи. Чума! Я люблю Вьетнам!

Минут через пять приводят еще одного, причем те, кто за ним ходили пытаются отдышаться, видимо, бегали искали его. Молодой парень лет 25-27. Это был самый красивый мужчина, которого мы видели во Вьетнаме. Правильные черты, лицо доброе, открытое, очень умные глаза, но, как и у всех вьетнамцев, с небольшой лукавинкой. Неплохо говорит по-английски. Смеется, когда мы объясняем ему, чего мы хотим. Не вопрос, говорит, и отдает какое-то распоряжение по-вьетнамски. Один из монахов тут же убегает в соседнюю комнату.

Первый вопрос: Сколько вам лет”. –“30!” – “Мне тоже”. Видно, что лукавит, хотя и монах, но все равно нас никто не понимает. Возвращается посланец с листками размером А4 (ничего себе красные ленточки) – протягивает нам. Пишем все, что наболело. Сворачиваем в трубочки, отдаем нашему спасителю. Он разворачивает листки – на лице удивление и досада. “Вы же по-русски написали! Я же не смогу это прочитать!”. Смотрю ему в глаза и спрашиваю, как ты думаешь, что могут написать две красивые девушки, приехавшие из России, только что из-под замужества, искавшие тебя минут 40? Улыбается: ”Husband!”. Умка ты наш! Говорит, что завтра уезжает в Таиланд, возьмет наши пожелания и там все сделает (не поняла, правда, что именно). Ведем беседу дальше. Зовут его Мын. Хороший парень – понятно, почему Будда его забрал, таких мало.

Вдруг вскакивает, говорит, чтобы мы его подождали, убегает в соседнюю комнату. Возвращается с цифровым фотоаппаратом и визитками. Оба-на! Говорит, что емейл на визитке старый и он напишет нам свой новый адрес. Фоткаемся со всей компанией по несколько раз. Другие монахи тоже очень хотят пообщаться, задают вопросы и просят нашего Умку (Мына) перевести. На лице разочарование, когда мы говорим, что пора уходить. Под конец Мын делает нам экскурсию по пагоде. Эксклюзивный приватный тур по пагоде от Джак Ламского монаха. Рассказывает все очень подробно, только не всегда понятно. Долго рассказывал про Happy Budda и пять человеческих чувств, поняла только 20%. В какой-то момент раздается жужжание. Мобильник нашего монаха. Как и везде во Вьетнаме – Nokia. Не можем это не сфотографировать! Он - супер! Говорит, что его приглашают служить в пагоде в Германии. Отговариваем. Главный аргумент – холодно! Если бы он не был монахом, не сомневаюсь, что на прощание он бы нас поцеловал! Провожали все, вышли к воротам и долго махали нам вслед.

Протусили мы там в общей сложности часа два с хвостиком. Не жалеем не секунды и всем рекомендуем! А желания, они когда-нибудь обязательно исполнятся, нам же обещали монахи!

Волшебная кепка вьетнамской армии

Я просто не могу про нее не написать. Я должна, обязана это сделать, обязана и перед ней тоже. И хотя это всего лишь навсего вещь, чувства с которыми я отношусь к этой Кепке далеки от простого фетишизма – она стала третьим полноправным участником нашего путешествия. Это самая “дорогая” вещь, которую мы привезли оттуда. Не купи мы ее на второй день нашей поездки, все сложилось бы иначе. Многого бы не было, многое бы прошло мимо нас. Этот рассказ посвящен тебе - Волшебная Вьетнамская Кепка!

Бендин. Стрельбище. Особо не выпендривались – взяли сразу М16, так как он рекомендован для женского пола – отдача меньше. Настрелявшись вдоволь и повысив уровень адреналина до предела, ломанулись в ближайший магазинчик за напитками. Собственно говоря там-то мы с ней и встретились.

Она лежала на прилавке в куче других таких же кепок, но не заметить конкретно ее было невозмозможно – настолько она была несуразна. Нет, в принципе эти кепки вполне “адекватны”, но наш экземпляр походил на ощетинившегося ежа из-за торчавщих в стороны ниток, хлястик слегка провисал, пришитые кое-как пуговицы болтались, рядом со швом зияли дырки, идущие по канту материи – в общем, она была неповторима в своем безобразии. Даже значок с гербом Вьетнама ее не спасал. Зато от нее веяло настоящим Вьетнамом эпохи войны.

Туристы (странные люди) не обращали на эти кепки никакого внимания, а сосредоточенно рылись среди американских панам. Практически все – но не мы! Честно сказать, увидев ее я поняла, что вещицы круче для московской милитари тусовки просто не найти. Даже мерить не стала – сразу купила и напялила. Два доллара и такой эксклюзив! Потом я встретила похожую кепку в Музее Войны в Сайгоне, но та уже была “грамотно” сшита, без значка и стоила на доллар дороже. Кстати, значок в Ку Чи стоил, по-моему, не намного дешевле, чем кепка с ним, так что сделка была выгодна еще и по экономическим параметрам.

Кепка начала работать уже минут через 15, когда женщина, предлагавшая вино с коброй для дегустации, налила мне его три раза. Останься мы там подольше – выпили бы весь запас. Не знаю, почему эта Кепка так работала на спиртное, но где бы я в ней не появлялась, мне всегда наливали местные напитки, доставая их из разных укромных уголков: из-за мешков с рисом, из-под коробок, из соседних комнат. Даже наш гид на Меконге (а ездили мы группой из 30 человек), релаксируя в компании местных садоводов-рыболовов, позвал меня попробовать вино на бананах и лонгманах, которое они сами втихоря распивали, и моя компания им была абсолютна не нужна. Пришлось научить ребят “На здоровью” в обмен на их вьетнамское “Йооуо!”.

Иногда мне казалось, что Кепка живет сама по себе на моей голове и использует меня для того, чтобы побороть свои старые комплексы замарашки. У нас был настоящий симбиоз Человека и Кепки: я использовала ее, она меня Когда мы гуляли по улицам, вначале улыбались ей и только потом мне, но улыбались все. Абсолютно. Таксисты, официанты, продавцы в лавках, мотобайкеры, служащие гостиниц, люди на пароме. На нее показывали пальцем, ее трогали. Однажды мы весь вечер катались на рикше в Кан То, не буду врать но мы заметили, что наш водитель сигналил всем встречным мотобайкерам, чтобы они обратили внимание – кого он везет, точнее не кого, а в какой кепке.

Она стала для нас необходимым средством для пересечения дорог в Сайгоне (кто был, тот понимает, о чем я): быстро переходить дорогу мы научились уже на второй день – нужно было только снять кепку и, помахивая ею в воздухе кричать: “Но пассаран! Мы русские туристы, если нас задавят, будет очень жалко и идти через толпу мотобайков. Мотобайкеры притормаживали, пропуская нас – они даже не ругались, они молча улыбаясь, смотрели на Кепку! Ребята, я не вру и не преувеличиваю. У меня есть свидетель. Продавцы разных лавок часто трогали мою Кепку и спрашивали, где я ее купила. Говорили, что ее не так просто купить. Если нам хотелось с кем-нибудь сфотографироваться - я показывала на Кепку, говорила волшебное “Но Пассаран! Ай эм фром Вьетнам Арми!”, и все сами липли, чтобы с нами сфоткаться.

Кульминация волшебной силы Кепки произошла в аэропорту Сайгона при отлете на родину. Летели мы вначале в Ханой, а оттуда уже в Москву. Приехав в аэропорт незадолго до рейса, мы выяснили, что рейс-то наш отменили, и если нас не посадят на следующий, то мы рискуем остаться во Вьетнаме еще дней на пять. Все бы ничего – проходили через подобное – еда и гостиницы за счет авиакомпании, да и Ханой бы посмотрели – но на работе уже рыдали и умоляли вернуться скорее. Дивный вьетнамский юноша раза три повторил нам, что следующий рейс overbooked. Никакие вопли, уговоры и угрозы не помогали.

Тогда я сняла Ее со своей головы, положила на стойку, потерла значок и сказала, что как солдат вьетнамской армии я абсолютно не против лететь в кабине пилота. Парень замер, потом запинаясь спросил, что я имею ввиду. Я сказала, что в кабине пилота мы еще никогда не летали и не будем против этого возражать. Через десять минут нас оформили в бизнес-класс. Наверное, кого-то отфутболили с этого рейса, потому что в бизнесе тоже мест не было, но нам это уже было не важно. Моя Кепка продолжала творить чудеса. Возможно, она была единственная такая волшебная, но поскольку Вьетнам сама по себе страна чудес – попробуйте - проверьте, может, и вам повезет!

Борьба со страхами по Фрейду или убить Змею

Не перестаю благодарить Сергея Винского за его рассказы! Это не подхалимство, просто если бы не он, мы бы этого никогда не сделали и не испытали столько эмоций и столько фана! Тем, кто не читал его расказ про кобру – настоятельно рекомендую – самый лучший путеводитель – все как в жизни!

Я боюсь змей. Со страхом решили бороться кардинально – кобру надо съесть во что бы то ни стало, причем в том месте и так, как описывал Сергей, по-другому – не поможет. Змея была запланирована после посещения Ку Чи.

Вечер. Отель Majestic. Атмосфера комфорта и респектабельности. Грязные возвращаемся после поездки по тунеллям (долго лазили там самостоятельно, отстав от централизованной группы, благо хоть клаустрофобией не страдаем). Нет в таком виде резервировать змею – кощунство – мы ж не прсто есть ее идем, для нас это ритуал!

Через пару минут спускаюсь на ресепшн отеля, приведя себя в порядок, красавица вьетнамка за стойкой улыбается: “How can I help you?”. Протягиваю ей лист из рассказа Сергея с адресом и телефоном ресторана. Хочу, говорю, столик заказать на двоих и чтобы нас ждали и спать не ложились. Быстро звонит, что-то мяукает по-вьетнамски. Все говорит – сделано. Нет, душа моя, ты же меня не дослушала, мне еще нужна змея, точнее шоу с коброй.

Девчонка бледнеет. Просит повторить. Повторяю. Не верит – несмотря на большое количество народу в отеле, нас почему-то сразу запомнили, видимо, не ассоциируемся мы у нее с поеданием змеи. Пытается отговорить, объясняя, что кобра, скорее всего, будет живая. А зачем же нам дохлая?”.

Звонит еще раз. В это раз что-то долго пишет на листе – оказывается сменилось название ресторана, плюс она написала, в каком по номеру дистрикте он находится. На отдельном листке пишет имя чела, который нас будет встречать, до этого не писала. Вот это уже совсем другое дело. Большое Вам человеческое спасибо в количестве нескольких монет. Провожает меня взглядом - в глазах ужас и восхищение. Делаю один шаг от стойки, оборачиваюсь – она уже щебечет во всю со своими коллегами и показывает на меня пальцем. Отдаю салют волшебной Кепкой. Блин, если бы ты знала как мне страшно! Я змей не просто боюсь – я от них в ступор впадаю. Улыбаюсь – это нервное. Но пассаран!

Берем такси. Едем в 7 District. Туристов на улице нет, такси тоже (кроме нашего). Хватаю Ольку за руку: Оль, я боюсь, я умру от страха, давай вернемся”. Почти умоляю. Ольга здравомыслящая, змею есть особенно не стремилась, просто решила поддержать мою борьбу со страхами. “Значит, мы приперлись в 7 район только на экскурсию!? Поздняк метаться”.

Выпихивает меня из машины. Заходим в ресторан. Одни вьетнамцы. Называюсь. Вытаскиваю бумажку с парольным именем. Люди с кухни выбегают на нас смотреть – оказывается мое имя интерпретировали как мужское и двух девушек “на кобру” никто не ждал. Выжидательно смотрят. “Кобра”, - выдыхаю я. Хихикают и ведут на второй этаж. Там два больших стола. За одним уже сидит компания вьетнамцев – человек 10. Все нам улыбаются. Ха, ребята – это сейчас вы улыбаетесь, вы еще не знаете, как будете смеяться!

Cobrakiller (парольный чел), как мы его потом прозвали – молодой застенчивый парень, по-моему, ему было что-то около 28 лет, 15 из которых он мочит кобр. Еще раз подходит к нам и вопросительно смотрит в глаза то мне, то Ольге. Терпение испытывает. Говорю по-русски: “хватит отговаривать, а то спасуем. Кобра.” Кивает. Идет в соседнюю комнату через несколько секунд выносит мешок. Показывает на пол. Мы уже в нирване от страха – мешок шипит и беснуется, как зачарованыые становимся на то место, куда он показал. Говорим: “Let her go”. Друзья мои, такого ужаса в глазах человека я давно не видела – убийство русских туристок с помощью кобры в его планы не входило.

Мы стоим – не уходим. Показал, где стоять, вот и стоим. Он нервничает. Из-за вьетнамского стола доносится смешливое похрюкивание.

“Тут будет жить Кобра перед смертью” – показывает Cobrakiller аккурат туда, где мы застыли, как столбы.

Синхронный прыжок двух кенгуру на самые дальние стулья.

Какого ты нам тогда туда тычешь!?”

Немой взгляд: “Сами идиотки”.

Вьетнамцы за столом начинают подвывать. Стоим на стульях – слезать категорически отказываемся. Кобру выпускают. Два раскрытых рта. Начинаем орать по нарастающей. Как ни странно, змея не вызывала особого страха или ужаса. Орали, скорее, по инерции. Она была интересна, даже чем-то восхищала, но ужас не внушала, наверное, потому что он ее держал. Кобра была маленькая – длиной 1,20 м, вес около 800 граммов, с небольшой ранкой на спине – змея была дикая, покалечил змеелов, когда ловил. Шипит, извивается, раздувает капюшон и все это естественно в нашу сторону.

“Мы с тобой – одной крови! По крайней мере скоро будем!”.

Периодически орем. Cobrakiller берет нож. Закрываю глаза руками. Сам момент убийства не могу видеть по-любому. Ольга с фотоаппаратом. Продолжаем стоять на стульях. Вьетнамцы за столом рыдают от смеха.

“Хватит орать”, - говорит Ольга.

“Все?”, - спрашиваю я.

“Нет, еще мучают”.

“Скажи когда все”.

“Все”.

Потом все происходило так, как описывал Сергей Винский. С небольшими вариациями на тему. Меня безголовое извивающееся тело змеи повергает в окончательный ступор. Через пару секунд вижу, что сердце змеи уже в стакане. Туда добавляют кровь – протягивают Ольге, меня считают безнадежной.

“Да нет, друзья, это мне”.

Замирают. Опять протягивают Ольге. Забираю стакан сама. Помню надо пить с водкой. Требую водки. Смотрят удивленно. Настаиваю. Тычут в стакан.

“Водки”, - почти кричу.

Вьетнамцы за столом вытирают слезы. Парень теряется и сует мне стакан с сердцем понюхать, оказывается, водка там уже есть, я просто не заметила, как кровь разбавили, глупая бледнолицая женщина. Не подловите! Выпиваю сердце, наливаю чистой водки – типа, именно это я и собиралась сделать. Аплодисменты от вьетнамского стола. И далее все по программе. Из 800-граммовой змеи – чистого мяса где-то грамм 300-400, из них готовят два блюда на выбор. Очень вкусно, особенно блюдо с кокосом и лимонником!

Запиваем змеиной кровью. Вьетнамцы с соседнего стола уходят, улюлюкают, прощаясь с нами. Cobrakiller стирает пот со лба – на фига ему такие стрессы!? Мы в нирване. В ресторане уже одни – вокруг расселись три работника ресторана. Выпиваем за здоровье Сергея Винского. Спасибо – вечер удался! Просим заказать такси, пока ждем его, Cobrakiller рассказывает нам историю своей жизни. Душевно, черт побери. Перед нами на стене обшарпаное зеркало, сзади обтрепанный плакат с Фудзиямой. Красота…

“Но ведь это же было здорово?”

“Не вопрос!”

Такси приехало. Cobrakiller уже к нам привык – фотки на память, пожелания удачного путешествия. Люблю вьетнамцев! Они натуральные! А мы их весь вечер веселили. Но, самое главное, когда мы покидали ресторан наш Cobrakiller сказал мне: “Помни, теперь у тебя два сердца – твое и кобры!”

В это место сходить просто необходимо! Что-то там есть очень хорошее, искреннее.

Через день на ресепшн в отеле меня заловила девушка, которая звонила в ресторан по моей просьбе. “Ну и как вам кобра”, - спросила она. “СУПЕР!”. Несколько человек подошло, чтобы послушать, как это было. Потом они признались, что никто из них кобру еще не ел – боятся. А нам-то что – главное, настроение!

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Путеводитель по Вьетнаму:

News image

Вьетнам

Удивительная страна: тут принято двери держать нараспашку, улыбаться даже незнакомым и радоваться всем приезжим A коготки-то у вьетнамского солнц...

News image

Хит-парад двух столиц

Можно сказать, что во Вьетнаме, как и в России, две столицы. Правда, в отличие от нашей страны, официальной столицей считается северный город. Да и ...

News image

Южная страна гор и рек

Благодаря внешним очертаниям Вьетнам часто сравнивают с коромыслом, нагруженным тяжелыми корзинами риса, собранного на полях в долинах двух могучих ...

Погода в Ханое

Популярные статьи:

Жизнь людей во Вьетнаме

News image

Население Около 83 млн. человек. В стране проживает около 60 народностей и племен. Большинство населения (около 88%) составля...

Вьетнам

News image

Удивительная страна: тут принято двери держать нараспашку, улыбаться даже незнакомым и радоваться всем приезжим A коготки-то ...

В краю синего моря Вьетнама

News image

В последние года отдых во Вьетнаме приобрел небывалую до сих пор популярность. Он уже не воспринимается как какая-то небывалая э...



История:

XX век

News image

3 февраля 1930 — основание Коммунистической партии Вьетнама Нгуеном Ай Куоком (Хо Ши Мин). В 1930 году по инициативе Вьетнамской националь...

Фестивали и праздники во Вьетнаме

News image

Огромное количество празднований, проводимых в стране, основано как на древних традициях и верованиях вьетнамского народа, так и на более ...

Люди:

Фабио дос Сантос (1977)

News image

Фабио дос Сантос (порт. Fábio dos Santos; вьетн. Phan Văn Santos; 30 сентября 1977) — бразильский футболист, вратарь. Высту...

Нгуен Тхе Чуен

News image

Нгуен Тхе Чуен (вьетн. Nguyễn Thế Truyền; (1898—1969) — деятель вьетнамского национально-освободительного движения, фило...

Места:

История Далата

News image

Далат достаточно молодой город. Свою историю он начинает со времени колонизации Вьетнама французами. Считается, что первым обратил внимани...

История провинции Анзянг

News image

Доподлинно неизвестно, когда первые вьетнамские поселенцы появились на территории современной пров. Анзянг. Согласно приданию, проходивший...

Авторизация




Главная | Загадочный Вьетнам | Добавить статью | Структура сайта | Партнёры сайта